Дембельский аккорд Мирзоева. Как чиновники Спецстроя зарабатывали на строительстве объектов Минобороны

Print More
Владимир Мирзоев

До перехода в Управделами президента Владимир Мирзоев неплохо «поработал» в Спецстрое

Федеральное агентство специального строительства (ФАСС), или попросту Спецстрой, в советское время было одной из крупнейших строительных организаций, строившей военные объекты, железные дороги, предприятия и целые города. Теперь, похоже, Спецстрой может только провалить строительство (как это фактически случилось с космодромом «Восточный»), в несколько раз превысив смету. Однако это не мешало, а то и помогало обогащаться отдельным его сотрудникам.

Владимир Мирзоев

До перехода в Управделами президента Владимир Мирзоев неплохо «поработал» в Спецстрое

 

Спецстрою доверяли самые важные объекты – например, организация принимала участие в строительстве Главного здания МГУ на Воробьевых горах, построила высотку на Котельнической набережной. Позже, уже после развала Союза, Главное управление инженерных работ № 2 Спецстроя возводит торговый центр на Охотном ряду, а также обустраивает военные городки и полигоны в самых сложных климатических условиях на Курилах и в Арктике. Однако в последнее время дела у главного застройщика объектов Минобороны обстоят, мягко говоря, неважно – компания погрязла в коррупционных скандалах и череде банкротств подведомственных ей структур.

С 2000 по 2011 годы организацию возглавлял Николай Аброськин. Его заместителем (по капитальному строительству и промышленности) был Владимир Мирзоев. Сейчас они оба трудятся в Управлении делами президента РФ.

Свое место в главном строительном ведомстве Минобороны Владимир Мирзоев получил, можно сказать, по наследству: в конце 1990-х − начале 2000-х в этой организации в должности начальника СУ-204 работал его отец. Впоследствии СУ-204 обанкротилось, нанеся государству урон, по некоторым данным, в 200 млн рублей. При деле оказалась и жена Мирзоева – Инна, владеющая предприятием по производству бетона «СК.Стройбетон» и двумя автотранспортными компаниями − ООО «Логитэс» и ООО «Ратэк-Бетон». Причем эта работа никак не мешает ей заниматься и другой деятельностью. Будучи психологом по образованию и долгое время проработав в Институте клинической онкологии Онкологического центра РАМН, она руководит центром-студией психологической помощи «Мир в красках».

При этом «СК.Стройбетон» в 2000-е арендовало производственные помещения у ФГУП УССТ-2, входящего в структуру Спецстроя. Более того, УССТ-2 еще и обеспечивал «СК.Стройбетон» заказами. Впоследствии, в 2009 году, как раз когда предприятия Спецстроя начали банкротиться, арендуемые объекты были выкуплены «СК.Стройбетоном» путем проведения фиктивного аукциона.

Владимир Мирзоев с женой (справа)

Владимир Мирзоев с женой (справа)

Подобные переплетения людей и компаний в жизни и работе Владимира Мирзоева встречались еще не раз. С этой точки зрения интересно его сотрудничество с коллегами, партнерами и даже родственниками во время строительства жилого дома в Москве для «бесквартирных» офицеров по адресу улица Алабяна вл. 13а (сдан в 2009 году). Помимо Спецстроя (застройщик-инвестор) в качестве соинвестора в проекте строительства участвовало и ООО «Строительное управление -6» Олега Перлина, ныне возглавляющего строительное ведомство в Управделами президента. Кстати, в 2014 году он оказался самым богатым чиновником в ведомстве – задекларированный им доход составил более 63,5 млн рублей.

В 2005 году «Строительное управление-6» было преобразовано в «СМУ-6», которое с тех пор возглавляет брат Перлина – Вадим. Более того, заместителем гендиректора по экономике в «СМУ-6» значится некий Мирзоев Георгий Владимирович (очевидно, что это близкий родственник бывшего заместителя руководителя Спецстроя Владимира Мирзоева). Но это еще не все. Неладное заметили еще на этапе строительства жильцы близлежащих домов, когда обнаружили, что часть квартир в социальном доме выставлена на продажу (!), о чем гласило соответствующее объявление. В рекламных буклетах ЖК «Империал» (так официально называется дом для российских военнослужащих) описывался как «новостройка бизнес-класса, расположенная в престижном районе Сокол». «Этот комплекс, − говорится в рекламе, объединяет элитное жилье, подземный паркинг с услугами автосервиса, детский сад и игровую площадку, спорткомплекс, предприятия торговли и обслуживания». В то время как из Постановления Правительства Москвы № 2654-РП «О внесении изменений в Распоряжение Правительства Москвы от 22.05.2003 № 839-РП» следует, что жилая площадь должна быть переведена «100% в федеральную собственность для обеспечения бесквартирных офицеров и военнослужащих Федерального агентства специального строительства, нуждающихся в улучшении жилищных условий». При этом сам Спецстрой недополучил 2816 кв. м общей площади дома или денежных средств на общую сумму 482,7 млн рублей. Интересно, что недалеко от элитного дома по адресу 1-й Красногорский пр., 5 находится офис Главного управления инженерных работ № 2 при Спецстрое. Так для кого же строилось это здание на Алабяна?

К слову, раньше организация действовала гораздо топорнее. Схема была такой − Минобороны выступает заказчиком строительства жилых объектов, привлекает частную компанию-инвестора, а та в свою очередь продает будущие метры гражданам, зачисляя их в соинвесторы строительства. Небольшая предыстория − в середине 90-х Минобороны присоединилось к программе «Земля в обмен на жилье», которая должна была решить жилищную проблему военных. Земля, принадлежащая оборонному ведомству, отдавалась под застройку частным инвесторам, за что те были обязаны компенсировать землепользование квартирами. Естественно, спросом на рынке пользовались не территории воинских частей в богом забытых уголках страны, а земля Минобороны в мегаполисах и ближайших пригородах. В итоге у готового строения было два хозяина – Минобороны и непосредственный застройщик. И дом они делили, видимо, исходя из каких-то своих договоренностей.

Так, в частности, в сданном в 1998 году доме № 18 корп. 3 на Рублевском шоссе 127 квартир были оплачены людьми, никак не относящимися к военной службе. Однако своих квартир они тогда не получили. Причем, получается, что обмануло дольщиков государственное ведомство. Впрочем, в Главном квартирно-эксплуатационном управлении Минобороны (ГлавКЭУ ) посчитали, что они освобождены от обязательств по договорам с физическими лицами, поскольку не являлись стороной в этих договорах и не брали на себя обязательств по предоставлению жилья. Вся вина ложилась на инвестора − ЗАО «Московскую риелторскую компанию» («МРК»). В 1998 году было заведено уголовное дело по факту исчезновения гендиректора «МРК». Вместе с ним недосчитались и более 15 млн долларов. Вроде все логично: инвестор «кинул» граждан, военные достраивались за свой счет, им и жить в доме. Однако обиженные люди посчитали, что Минообороны имеет непосредственное отношение к этой, по сути, жилищной афере. ГлавКЭУ выступало заказчиком строительства и подписало договор с компанией-однодневкой, сотрудники которой работали по поддельным документам. Отсутствие контроля со стороны заказчика за финансовой состоятельностью и выполнением инвестором обязательств по контракту, а также факт получения всех квартир очередниками Минобороны заставляют обманутых дольщиков думать о прямой заинтересованности некоторых военных чинов в выборе именно этого недобросовестного инвестора. Позже к решению проблемы подключились столичные власти, и по состоянию на 2014 год пострадавшими по данному объекту проходили 9 человек. К слову, подобные схемы Минобороны проворачивало не раз, так что количество пострадавших было гораздо больше. В 2010−2011 годах в Москве прошли пикеты обманутых дольщиков объектов, строящихся при участии Минобороны: ЖК «Московские окна» (Москва, Новогиреевская ул., вл. 5), «Лесная корона» (г. Королев); Артамонова, 4; ул. Академика Анохина; Рублевка, 18 и других. В 2014 году Москомстройинвест сформировал специальный реестр, включив в него порядка 300 пострадавших граждан. В последующем предполагалось, что документы пострадавших граждан будут направлены в Департамент региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы.

Во всех подобных случаях упоминалось имя Александра Косована. Он известен как бывший замминистра обороны, который с 1997 по 2003 год был начальником Службы по строительству и расквартированию войск РФ. А его сын Олег Косован возглавлял ФГУП «Управление специального строительства № 10» (УССТ № 10) Спецстроя России, т. е. был в подчинении у Мирзоева.

Олег Косован

Олег Косован 

У Косована-младшего на пару с сестрой Юлией тоже есть своя «карманная» фирма − ООО «Регионпромстрой», которая только за текущий год получила госконтрактов на 5,3 млрд рублей. Более того, тот же мирзоевский «СК.Стройбетон» через ряд фирм («Спецстрой-МВ», «ЭлитСтройДом», «Регионпромстрой», ООО «РПС», ТОО «Юг-Строй», ООО «Фирма Мечта» и многие другие) связан и с Олегом Косованом. Согласно оперативным данным правоохранителей, в 2002 году Косован попал под подозрение в получении «отката» в размере 2 млн долларов за выполнение работ по строительству жилого комплекса для военнослужащих Минобороны России на Юго-Западе Москвы на улице Академика Анохина. Правда, никаких подробностей этого дела до сих пор не известно, кроме того, что отцу Олега Косована генералу армии Александру Косовану пришлось уйти с поста заместителя министра обороны в отставку. Впрочем, он мог сделать это и по каким-то другим причинам. Тем более что он быстро нашел себе новое «теплое местечко», став первым заместителем руководителя Департамента градостроительной политики, развития и реконструкции Москвы, где и проработал вплоть до 2010 года. И это действительно оказалось гораздо удобнее – сын в Спецстрое «осваивает» новые проекты, а отец их «контролирует» со стороны города. Из докладной записки Московской городской военной прокуратуры главному военному прокурору генерал-полковнику юстиции Александру Савенкову следует, что в сданном 243-квартирном жилом доме по улице Академика Анохина, который по договору с городом в 2003−2004 годах строили ФГУП УССТ-10 и УССТ-2 при Спецстрое, обнаружили почти 1000 недоделок. В то же время почти 185 млн рублей за работы были перечислены военным строителям в срок на основании акта приемки. По оценкам военных экспертов, занимавшихся этим делом, дом был сдан с незавершенными работами на сумму более 22 млн рублей. Кроме того, фининспекция МО РФ выяснила, что половина дома вообще была передана сторонним инвесторам «по себестоимости и без существенных обременений», что «не отвечало интересам МО РФ». По подобной схеме и был застроен микрорайон Никулино-2 (район улицы Академика Анохина), который еще долго вызывал проблемы у покупателей. Вот, к примеру, что можно было встретить еще совсем недавно на специализированных форумах посвященных новостройкам:

форум

Таким образом Спецстрой зарабатывал себе дурную славу организации, связываться с которой выходило себе дороже. Еще одна неприятная история произошла с банком «Финсервис», который в июне 2008 года предоставил УССТ-10 при Спецстрое кредит на 240 млн рублей до ноября того же года. Однако в ноябре банк денег не получил, как не получил их и позже. В 2009 году банк обратился с иском в Арбитражный суд, который постановил удовлетворить претензии ОАО «Банк Финсервис» к УССТ-10 и взыскать со строительной организации 257,7 млн рублей плюс 100 тыс. рублей расходов по уплате госпошлины. Однако в тот же момент подсуетилось Федеральное агентство по управлению госимуществом, которое постановило признать целый ряд ФГУП, в том числе и УССТ-10, банкротами. Выяснилось, что предприятия убыточны с 2005 года, а непосредственно УССТ-10 задолжало еще трем банкам вместе с «Финсервисом» по совокупности порядка 500 млн рублей.

При этом судья Арбитражного суда Москвы Файма Полуэктова неправомерно назначила конкурсным управляющим в УССТ-10 представителя интересов Спецстроя. В данном случае судья грубо нарушила требования Федерального закона «О несостоятельности и банкротстве», так как «Финсервис» имел законное право на назначение предложенного ими представителя в качестве конкурсного управляющего. Напоследок все апелляции кредитной организации отмел судья Игорь Корогодов, заключив, что «нарушения своих прав и законных интересов заявитель не доказал».

Помимо крупных проектов по «распилу», не гнушались чиновники в погонах и мелкими «заработками». К примеру, полковник Косован выводил деньги из ФГУП УССТ-10, заключая дорогостоящие контракты с фирмами ООО «ПКФ «Юнитрейдком» и ООО ЧОП «Пирайя» на «оказание охранных услуг» (акт от 30.09.2003 года). Это действительно блестящая идея – пока безответные солдаты срочной службы строят очередную генеральскую дачу, объекты, относящиеся к Минобороны, охраняют нанятые «чоповцы». Но дело в том, что даже такого не было − все услуги оказывались лишь на бумаге, зато деньги приходили вполне реальные. Так, за охрану с расчетного счета УССТ на счет ООО «ПКФ «Юнитрейдком» было перечислено порядка 1,5 млн рублей. Возможно, именно множество подобных «коммерческих» инициатив отдельных чиновников и привело УССТ-10 и еще около 30 других ФГУП к банкротству. Что весьма странно, ведь суммарная чистая прибыль Спецстроя за 2009 год составила более 1,8 млрд рублей.

В 2010 году Мирзоеву представилась возможность «заработать» по-крупному. На возводимом Спецстроем объекте по уничтожению химического оружия в городе Почеп Брянской области он отвечал за поставки дорогостоящего вентиляционного оборудования. Путем проведения фиктивного аукциона поставщиком с контрактом на 130 млн рублей было выбрано некое ЗАО «Спецтехэнерго» (на данный момент компания уже прекратила свою деятельность), среди совладельцев которого (23%) «по чистой случайности» оказался уже упоминаемый Мирзоев Георгий Владимирович. Но это еще не все – непонятно, куда ушли деньги, если учитывать, что чистая прибыль компании за 2010 год составила всего 33 тыс. рублей. Скорее всего, всю работу выполнило другое юридическое лицо со схожим названием − OАО «Спецтехэнерго», связанное с первым общим соучредителем – Игорем Чаркиным. И действительно – за 2010 год выручка компании составила 143,6 млн рублей, став максимальной за всю историю компании. По некоторым данным, за это Мирзоев и его коллега − заместитель директора по строительству объектов специального назначения генерал-майор Василий Богомолов получили в виде вознаграждения 30 млн рублей «отката».

Так бы наверное и продолжалась удачная «работа» Мирзоева и его друзей в строительстве, если бы не решение Дмитрия Медведева. Причем, его реальные мотивы неизвестны, но Медведев тогда уволил практически все руководство Спецстроя. Сначала от должности был освобожден глава ведомства генерал Николай Аброськин. Официальная причина – достижение предельного возраста. Ему исполнилось 60 лет. Вместе с ним был уволен ряд ответственных сотрудников Спецстроя, в том числе начальники управлений по Северному Кавказу, Дальнему Востоку и Северо-Западу страны.

Николай Аброськин

Николай Аброськин

К слову, место главного военного строителя не прочь был занять заместитель по капитальному строительству и промышленности генерал-лейтенант Владимир Мирзоев. Однако действующий тогда министр обороны успел продвинуть своего человека − Григория Нагинского, долгое время работавшего в строительной сфере. А вскоре и сам Мирзоев был уволен из Спецстроя. Кроме него, указом президента были также уволены заместитель директора Спецстроя − главный инженер генерал-майор Александр Ходос, заместитель по строительству объектов специального назначения генерал-майор Василий Богомолов, генерал-лейтенант Николай Гулаков и генерал-майор Юрий Онилов.

Еще раньше работу потерял Олег Косован. Правда, вскоре он оказался в компании Сергея Полонского Mirax Group, который теперь сам обвиняется в мошенничестве на 2,6 млрд рублей при строительстве жилых комплексов.

Однако когда президентское кресло вновь занял Владимир Путин, многие из спецстроевцев оказались в Управлении делами президента. О том, что из себя представляет эта организация, «Преступная Россия» писала совсем недавно.

Бывший начальник Спецстроя Николай Аброськин стал заместителем главы кремлевского ведомства, Олег Перлин возглавил Главное управление капитального строительства (ранее возглавлял московскую строительную компанию «Мосфундаментстрой-6» и созданное на ее базе «Строительное управление-6», тесно сотрудничающее со Спецстроем), финансово-экономическое управление возглавил Виктор Викторов, работавший в аналогичном подразделении Спецстроя в 90-х годах. А бывший заместитель Аброськина по Спецстрою Владимир Мирзоев стал руководителем Главного эксплуатационного управления.

И удивительно, но ООО «Ск.Стройбетон» теперь связано с Управделами президента не только через представленных и там, и там чету Мирзоевых, но и непосредственно через коммерческих партнеров. От «Ск.Стройбетон» цепочка вела к Генстройбизнесу, далее к «Оргэнергогазу», Фонду «ЦСУРГО», ФГУП «Строительное объединение» и наконец замыкалась на Управлении делами президента.

схема аффелированности "СК.Стройбетона" с Управделами президента

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *