Семейный кэш «Ростеха» закачивают в RTVi

Print More
Василий Бровко и Тина Канделаки

Василий Бровко и Тина Канделаки. Фото КП

Василий Бровко и Тина Канделаки. Фото КП

 

Глава госкопорации "Ростех" Сергей Чемезов и его семья являются собственников многомиллионого валютного кэша, который при этом никем не контролируется. Из этого запаса наличности супруга госменеджера Екатерина Игнатова платила за строительство дворца в Барвихе — исполнили получили €9,5 млн наличными прямо на квартире Чемезовых-Игнатовых.

Директором по особым поручением в корпорации Чемезова работает Василий Бровко  — сожитель Тины Канделаки. В архиве агентства «Руспрес» содержится обширная подборка материалов и документов о том, как зимой 2011-12 годов Канделаки, Бровко и их PR-агентство «Апостол» на деньги грузинского политика Гиви Таргамадзе и беглого банкира Андрея Бородина спонсировали попытку уличного путча против Владимира Путина на Болотной площади. Данный эпизод в биографии подчиненного Сергея Чемезова не смущает — глава «Ростеха» готовит себе лично запасные варианты на случай ухода Путина и формирования в России прозападного правительства. Поэтому, как сообщают источники, молодому человеку Бровко поручено инвестировать семейный кэш в телеканал RTVi, который должен поправить имидж пенсионера Чемезова на Западе.

RTVi создал эмигрировавший из России олигарх Владимир Гусинский для международной экспансии принадлежавшего ему канала НТВ. Затем RTVi выкупил бывший гендиректор военного канала «Звезда» Руслан Соколов, а теперь благодаря кэшу Чемезова и энергии Бровко детище Гусинского должно зажить новой жизнью. Чемезов планирует инвестировать $60 млн. Для того, чтобы полностью переделать канал и его сайт генеральным продюсером RTVi Василий Бровко назначил либерального телекореспондента Алексея Пивоварова.

Пивоваров в беседе с журналистом Ильей Жегулевым утверждает, что RTVi будет концентрироваться на информационной картине дня, обогащенной обновленным развлекательным контентом; в редакционную политику ни Пивоваров, ни владелец (им по-прежнему остается Руслан Соколов — бывший гендиректор «Звезды») вмешиваться не собираются, иначе на канал не пришла бы новая команда.

Алексей Пивоваров начинал как корреспондент программы «Намедни» Леонида Парфенова, вплоть до 2013 года работал на НТВ, а последние годы отвечал у Юлианы Слащевой на CTC за трансмедийные проекты и занимался документальным проектом «Срок» вместе с Павлом Костомаровым и Александром Расторгуевым. Летом 2016 года его наняли на RTVi, чтобы перезапустить канал, когда-то созданный Владимиром Гусинским — бывшим создателем НТВ. На ближайшие три года компания получит несколько десятков миллионов долларов — и должна будет не только сделать русскоязычный канал, вещающий за границей, популярным, но и развить работающее на российскую аудиторию интернет-медиа. Вместе с собой Пивоваров уже привел бывшего шеф-редактора сайта «Дождя» Илью Клишина (он возглавит редакцию сайта) и экс-директора праймового вещания СТС Юрия Бродского, который теперь отвечает за все неновостное вещание RTVi.


Алексей Пивоваров

Задача перед ними стоит сложная — сам Пивоваров говорит, что до прихода на новую работу знал о ней только одно: «Это телеканал, который все знают, но который никто не видел».

«Член в жопу» от Гусинского

«Когда я ушел на RTVi, я в первый раз стал нерукопожатным», — вздыхает бывший главный редактор RTVi, а теперь ведущий НТВ Андрей Норкин. Сейчас количество этих «нерукопожатных» случаев уже сложно подсчитать — Норкин давно поссорился с бывшими коллегами из либерального лагеря и теперь не только довольно агрессивно ведет ток-шоу на родном НТВ, где в 1990-х начинал рядом с тем же Пивоваровым, но и возглавляет новостную службу «Царьград ТВ» — патриотического канала, созданного предпринимателем Константином Малофеевым, которого обвиняют в финансовой поддержке повстанцев Донбасса. Как недавно подсчитал сам Норкин, выгоняя украинского блогера из эфира шоу «Место встречи», в журналистике он работает 26 лет — однако индивидуально главную телевизионную премию в стране ТЭФИ он за это время получил один раз: в 2006 году ему вручили статуэтку как лучшему информационному ведущему за программу, выходившую на RTVi.

Сеть спутникового вещания, которая потом превратилась в RTVi, Владимир Гусинский создал еще в конце 90-х — тогда она нужна была для распространения продукции НТВ, которым тогда владел бизнесмен, по всему миру. Канал назывался NTV International и стал первопроходцем среди экспортных русскоязычных телеканалов — вещать он начал еще до появления «РТР Планеты» и международной сети Первого канала. За отсутствием конкурентов канал, по сути, стал монополистом в области заграничного русскоязычного телевидения — смотрели его в основном в Израиле, США и в Европе.

У NTV International было зарубежное юридическое лицо — и после того как российские активы Гусинского отошли «Газпром-Медиа», международный канал ему удалось оставить за собой. Первое время он даже сохранил свое название — хотя показывал теперь уже совсем другое: передачи принадлежавшего Борису Березовскому канала ТВ-6, который принял у себя команду Евгения Киселева весной 2001 года, когда журналисты отказались сотрудничать с новым руководством НТВ.


Владимир Гусинский и Евгений Киселев

Примерно тогда же Гусинский создал бренд RTVi — поначалу для того, чтобы производить собственные программы, которыми разбавляли эфир ТВ-6. После того как январской ночью 2002 года в разгар программы Владимира Соловьева «Соловьиная ночь» ТВ-6 отключили от вещания (за несколько месяцев до этого миноритарный акционер канала «Лукойл» потребовал от суда объявить канал банкротом и ликвидировать его), Гусинский решил делать собственное международное телевизионное медиа. За помощью он обратился к старому другу, бывшему главному редактору НТВ Евгению Киселеву — вызвав его в Нью-Йорк на разговор все в том же январе 2002 года. Однако Киселев неожиданно отказался.

Как теперь вспоминает журналист в разговоре с Жигулевым, Гусинского это невероятно вывело из себя. Тот звал Киселева переезжать в Америку — но бывший глава НТВ думал о семье, остававшейся в России, и о новом телевизионном проекте на шестой кнопке, о котором тогда вел переговоры. Через несколько дней Киселев из Нью-Йорка уехал. После этого Гусинский на несколько лет прекратил с ним общаться — а ставку решил сделать на молодого телеведущего все из той же команды, 33-летнего Андрея Норкина. «Это меня удивило и напугало», — вспоминает Норкин. По его словам, он вообще не любит работать руководителем — но зимой 2002-го лояльность к бывшему владельцу НТВ перевесила все сомнения. «Я тогда был абсолютно человеком Гусинского. Он для меня был богом, он создал работу мечты».

По словам Норкина, Гусинский мотивировал создание канала тем, что «хотел вставить *** [член] в жопу всем, кто его обидел». Другой бывший топ-менеджер телеканала, пожелавший сохранить анонимность, говорит, что целью действительно было вставлять палки в колеса российской власти — но только для того, чтобы потом канал продать государству или лояльным власти предпринимателям и окупить инвестиции.

Когда Норкин возглавил московское бюро RTVi, на канале, по его словам, почти сразу образовалось двоевластие. Вторым человеком, определяющим редакционную политику, стал привлеченный к работе над каналом Гусинским Алексей Венедиктов, который, по сути, стал создавать телевизионную версию «Эха Москвы» — радиостанции, владельцем которой был все тот же «Газпром-Медиа», разгромивший НТВ, где работал Норкин. Российское юрлицо канала называлось «Эхо ТВ» — и его президентом был Венедиктов.

По словам Венедиктова, он просто предложил поделиться с RTVi контентом — причем Гусинскому это обходилось почти бесплатно. Студию в офисе «Эха Москвы» переделали под телеэфир: поставили камеру, наняли гримера и попросили ведущих приходить на эфиры в костюмах, за что Гусинский им немного доплачивал. Норкин поначалу был не против и даже сам вместе с женой стал вести одну из программ на «Эхе» — однако по мере того как радио в телеэфире становилось все больше (по словам Норкина, Венедиктов называл этот процесс «телевизацией» «Эха Москвы»), главного редактора московского бюро RTVi это начало смущать. Впрочем, когда Норкин жаловался Гусинскому, тот отвечал, что «Леша выполняет важную политическую задачу». По словам Норкина, владелец RTVi считал, что Венедиктов, имеющий связи и влияние во власти, ведет переговоры о возвращении Гусинского на родину. «По моему глубокому убеждению, Леша эту работу не вел», — говорит Норкин.

 


Андрей Норкин

Венедиктов подтверждает эти слова. «Я не получал предложения работать в МИДе, мои возможности были другие», — смеется главный редактор «Эха Москвы». По его словам, учитывая уголовные дела против Гусинского, вариантов возвращения не было никаких, а если он и общался с людьми в Кремле, то только о том, чтобы собственник «Эха Москвы» «Газпром-Медиа» не возражал против работы сотрудников радиостанции на RTVi.

Сохранил Гусинский связи и с партнером по ТВ-6 Березовским — причем теперь он хотел, чтобы олигарх, который к тому времени тоже сбежал из России из-за угрозы уголовного преследования, вложился в телеканал. Березовский в ответ попросил долю в телеканале. «Понятийно Березовскому отдали половину RTVi, но юридически все было оформлено на Гусинского», — рассказывает друг Березовского и бывший президент фонда «Триумф» Рафаэль Филинов. По его словам, в проект Березовский вместе с партнером Бадри Патаркацишвили вложили несколько десятков миллионов долларов.

Сам Гусинский вкладывался в проект своим личным участием. По словам Венедиктова, Гусинский настолько вникал в детали, что сотрудники телеканала прозвали его «худрук». «Он несколько дней со мной обсуждал форму стола в студии „Эха Москвы“, — вспоминает Венедиктов. — Я ему говорю: „Володь, отстань, я не знаю, какой формы должен быть стол“».

В отличие от НТВ, где он появился всего несколько раз, в нью-йоркскую штаб-квартиру RTVi (в ней располагалась, например, техническая и коммерческая служба канала) Гусинский наведывался регулярно, придираясь даже к расстановке мебели. «Ребята жаловались. Владимир Александрович пришел и устроил скандал, что ксерокс стоит слева, а не справа. Полдня переставляли мебель», — рассказывает Норкин, который, однако, работал в Москве.

Финансирование от Березовского закончилось быстро — уже через два года, в 2004-м, когда в ответ на просьбу об очередных финансовых вливаниях Березовский ответил требованием либо вернуть долг, либо переоформить компанию на себя и своих партнеров (так, во всяком случае, рассказывает Филинов). Гусинский отказался — и потерял инвестора. Тем не менее именно в середине 2000-х канал достиг пика своего успеха и фактически превратился в филиал «старого НТВ». Именно тогда Норкин получил свою ТЭФИ, а на канале все-таки появился Евгений Киселев с большой аналитической программой «Власть».

Впрочем, получив премию, Норкин вскоре к каналу остыл. Как вспоминает Киселев, тот в какой-то момент даже перестал ходить на работу. «Было ощущение, что Норкин этим не руководит, — говорит Киселев. — Его было не видно и не слышно. Кабинет его был часто закрыт, что меня сильно удивляло». «Вы знаете, бывает, что ноги не несут, — объясняет Норкин. — Я понимал, что ничего не может измениться». По его словам, контент канала к тому времени почти целиком определяли Венедиктов и Гусинский. «Все свелось к постоянному запугиванию третьим сроком Путина, — вспоминает Норкин об эфирах RTVi в 2007 году, когда Дмитрий Медведев еще не был объявлен преемником Путина на посту президента. — Целыми днями мы про это рассказывали, пугали зрителей. Например, проводит политолог пресс-конференцию о третьем сроке, на ней одна камера — наша».


Алексей Венедиктов

По словам Норкина, все его идеи о том, как развивать канал, отклонялись. Венедиктов отвечает на это, что предложения требовали новых инвестиций, а канал не зарабатывал. Так или иначе, в 2007 году на встрече с Гусинским в Лондоне Норкину предложили уйти. На некоторое время канал возглавил Киселев — впрочем, по его словам, это было пустой формальностью. Гусинский к тому времени и сам остыл к RTVi. Вкладывать в него собственные средства он не хотел, а на прибыль канал выйти так и не смог. Окончательно подкосил его экономику принятый в Израиле закон об ограничении рекламы в иностранных СМИ, не вещающих на национальном языке. RTVi осталось без рекламных доходов в стране, четверть которой составляют выходцы из стран СНГ.

Госконтракт на русофобию

В конце 2011 года Гусинский решил искать для RTVi нового инвестора. Канал был продан за 10 миллионов долларов — притом что вложено в него было куда больше. Покупателем — во всяком случае, официально — стал Руслан Соколов, бывший генеральный директор «общественно-патриотического» канала «Звезда», который курирует министерство обороны.

Сам Соколов сообщил, что для него «Звезда» была в первую очередь бизнес-проектом — и что он работал там, потому что ему «с детства нравились военные». В медиаиндустрию предприниматель, начинавший в банковской индустрии, пришел в 2006 году с поста вице-президента «Ингосстраха» в качестве финансового консультанта — как Соколов рассказывал «Коммерсанту», на предыдущей работе он занимался, в частности, страхованием Минобороны и так познакомился с заместителем министра Николаем Панковым, который и позвал его на «Звезду». Там Соколов быстро дорос до высокой должности — и стал руководителем ФГУП «Единая телерадиовещательная система Вооруженных сил РФ», которое управляло всеми активами канала. Как заявлял Соколов, покинул он «Звезду» просто потому, что у него закончился пятилетний контракт. Никакого противоречия между предыдущим местом работы и RTVi с его либеральной повесткой Соколов тоже не видит: по его словам, если целевая аудитория требует именно такого контента — значит, на нем и надо зарабатывать.

Соколов утверждает, что покупку RTVi оплатил из собственных средств, а также привлек кредиты. Нелегальный кэш Сергея Чемезова формальный владелец RTVi отрицает: «Кто-то вообще говорил, что я из разведуправления Генштаба, — и что, всему этому верить?»

Возглавить информационную службу канала Соколов предложил Катерине Котрикадзе с грузинского телеканала «Пик», которая до этого была на RTVi внештатником. Предложение о работе он прислал журналистке в фейсбуке — причем поначалу оно попало в папку «Другие», и увидела его Котрикадзе только через некоторое время. Котрикадзе вспоминает, что новостная служба RTVi на тот момент представляла собой «большую команду людей, которые ничего не делали: называвшие себя редакторами сотрудники переводили рейтеровские сюжеты и из этого собирали новостные выпуски».

С ужасом вспоминает о тогдашнем контенте канала и Руслан Соколов: «Двенадцать программ „Эха Москвы“ every fucking day!» С его приходом на RTVi отношения с Алексеем Венедиктовым и его радиостанцией стали менее тесными — а в мае 2013-го из эфира и вовсе были убраны все передачи «Эха», кроме одной. Существовала проблема и с технологической отсталостью канала — в 2012 году операторы RTVi все еще снимали сюжеты на кассеты.


Руслан Соколов

Вложения Соколова позволили RTVi производить больше собственного контента — однако аудитория канала не росла. К тому же после падения цен на нефть и ухудшения экономической ситуации в России после присоединения Крыма и конфликта на юго-востоке Украины несколько иссяк инвестиционный запал и у нового владельца. «У меня был таксопарк — и когда канал тратил, условно, 120 рублей, 20 из них я отдавал из выручки таксопарка», — объясняет Соколов.

Одним из источников финансирования либерального канала в последние годы оказались госзаказы. В 2014 году компания «Медиамарт-М» — нынешнее российское юрлицо RTVi — выиграла тендеры на создание обучающих материалов по теме «Малахитовая шкатулка» и на создание интернет-курсов для популяризации изучения русского языка как иностранного для Государственного института русского языка имени Пушкина (ректор — Маргарита Русецкая). Их общая сумма составляла 86 миллионов рублей — почти половина всей выручки RTVi.

Еще через год «Медиамарт-М» получил контракты на общую сумму в 94 миллиона рублей от госкомпании Россотрудничество (до 2015 года эту структуру возглавлял Константин Косачев, затем Любовь Глебова), которая занимается развитием российской внешней политики через стратегию «мягкой силы», организуя программы культурного обмена и способствуя развитию русского языка за рубежом. Для Россотрудничества компания должна была произвести и распространить «телевизионные программы, посвященные актуальным событиям и проблемам русскоязычного мира».

Какие именно программы имелись в виду, Руслан Соколов не сообщает. Владелец RTVi заявил, что «Медиамарт-М» вообще не имеет формального отношения к RTVi, а просто производит для него контент (правда, если верить сайту вакансий HH.ru, сотрудников RTVi в России нанимает именно через «Медиамарт-М»).

Возглавляющая информационную службу канала Котрикадзе признает, что «Медиамарт-М» — это российское юрлицо канала; более того, по ее словам, она сама занималась производством одной из программ, сделанных по заказу Россотрудничества. Это было ток-шоу «Согласие», в котором обсуждались актуальные политические темы. Например, в 2014 году такой темой был Крым: по словам Котрикадзе, в прямом эфире RTVi присоединение региона к России называли аннексией, а также говорили, что в конфликте на юго-востоке Украины участвуют регулярные российские войска. Как утверждает Котрикадзе, условие при производстве передачи было одно — в эфире должна была быть выражена в том числе и позиция Москвы (для этого канал приглашал прокремлевских политиков и экспертов). Другие программы, созданные на деньги Россотрудничества, рассказывали о русской культуре, балете, русском языке и не затрагивали актуальных политических вопросов.

Еще одним источником денег для RTVi стал небольшой «Интерпромбанк», выдавший каналу семь кредитов. Их сумма не раскрывается, однако с клиентом банк повел себя очень лояльно, доверив в кризисный период предприятию деньги под залог выпускаемых программ — например, «Израиль за неделю». В случае если кредит не будет выплачен, продать этот контент банк, скорее всего, не сможет. Как объясняет вице-президент «МТС-Банка» и специалист по залогам Михаил Яценко, чисто теоретически банк может выдать кредит и под залог сомнительных активов — но при условии устойчивого финансового положения заемщика. RTVi же, как сообщал Соколов, с 2014 года убыточен.

Принадлежит столь щедрый «Интерпромбанк» владельцу Антипинского нефтеперерабатывающего завода Дмитрию Мазурову, а в совет директоров входят однокурсник Владимира Путина Николай Егоров и давний товарищ Сергея Собянина Владимир Калашников. На вопросы о подробностях сотрудничества с «Интерпромбанком» Руслан Соколов не ответил.


Екатерина Котрикадзе

Так или иначе, RTVi не хватало и этих денег. Как рассказывает Котрикадзе, сотрудникам стали задерживать зарплаты, количество региональных сюжетов начало сокращаться, а технику теперь закупали подержанную — на eBay. Как и Владимир Гусинский за четыре года до того, в 2015 году Руслан Соколов решил искать для канала нового инвестора. И нашел.

Анонимизация Чемезова

Руслан Соколов отказывается называть фамилию инвестора, ссылаясь на пожелания партнера. По его словам, именно новый инвестор предложил пригласить возглавить канал Алексея Пивоварова. По данным источников внутри RTVi, что инициатива в отношении нового главного редактора исходила напрямую от Василия Бровко — бывшего директора по коммуникациям «Ростеха», в настоящий момент — директора по особым поручениям.

В 2008 году, в возрасте 20 лет, Василий Бровко основал агентство «Апостол», совладелицей которого позже стала его любовница Тина Канделаки. Занималось агентство, например, пиаром журнала «Русский пионер» и футбольного клуба «Анжи», который принадлежал Сулейману Керимову — другому бойфренду Канделаки. Также «Апостол» проводил ребрендинг «Ростеха», после чего Бровко и перешел на новую работу. В «Апостоле» раньше работал и пресс-секретарь RTVi Никита Степанов. Уже будучи сотрудником «Ростеха», Бровко лично участвовал в Болгарии в тестировании программы для организации DdoS-атак на сайты, критиковавшие Сергея Чемезова — для пробы из строя выводился, в частности, Slon.ru.

По словам самого Бровко, он познакомился с Соколовым, когда тот предложил ему создать программу о высоких технологиях, — и потом время от времени консультировал владельца RTVi. «Анализируя текущее состояние телеканала, я высказал мнение, что нужно менять продукт и усиливать команду. Тогда я порекомендовал Руслану обратить внимание на Алексея Пивоварова, которого я знал по совместной работе ранее», — пояснил в своем письменном ответе Бровко. Поначалу новой концепцией занимался еще один бывший сотрудник НТВ и нынешний президент «Профмедиа ТВ» Николай Картозия, однако с ним Соколов не смог договориться по деньгам — после чего (по совету того же Картозии) обратился к Пивоварову.

Пивоваров тоже согласился возглавить канал не сразу. По его словам, окончательно убедил его визит в нью-йоркский офис RTVi, где он пообщался с Котрикадзе и ее коллегами. «Мы зацепились языками, я стал говорить, как бы я сделал, и понял, что возникает какая-то ответственность за то, что получилось, сопричастность, — вспоминает Пивоваров. — Одно дело сидеть в Москве концепцию писать — и совсем другое с людьми встретиться и поговорить».

Новый генеральный продюсер сохранил отношения с Бровко — он консультировался с представителем «Ростеха» уже по вопросам отношений с властью (сам Бровко утверждает, что речь шла просто о паре дружеских встреч за ужином).

И сам Алексей Пивоваров, и шеф-редактор сайта RTVi Илья Клишин публично отрицают связь канала с Чемезовым. «Если бы это был он, я бы не пошел в эту историю», — уверяет европейски мыслящий либерал Клишин.

Как рассказал источник, близкий к администрации канала, инвестор — человек «из европейской страны с восточным колоритом». Другие источники говорят о турецком происхождении загадочного бизнесмена. Первая стратегическая сессия новой команды RTVi прошла не в странах, где располагаются корпункты канала, а именно в Турции. Клишин, правда, утверждает, что выбор страны был связан с визовыми проблемами.

Сумма инвестиций в канал составит $60 млн за три года — столько в него не вкладывал никто и никогда. Для сравнения: по оценке источника, близкого к руководству телеканала РБК-ТВ, годовой бюджет телеканала не превышает $16 млн в год.

Возвращать средства новому менеджменту телеканала нужно будет только через три года. По словам Соколова, схема монетизации останется прежней: сборы от кабельных сетей, которые ставят себе в сетку телеканал, и реклама — в том числе в интернете (сейчас на сайте RTVi рекламы нет вовсе).

Если верить Алексею Пивоварову, новый RTVi по сути будет сразу двумя СМИ, объединенными одним брендом. Первое — это телеканал, который будет ориентироваться на ту же русскоязычную аудиторию за рубежом, однако собирается сильно понизить возрастную планку: сейчас, признает генеральный продюсер, его смотрят в основном пенсионеры. Пивоваров вообще не слишком стесняется в выражениях по поводу предыдущей версии телевизионного RTVi, в одной из передач которого, например, ведущая выбирала себе элитную квартиру на Манхэттене. «Как может нравиться эфир, в котором намешаны мужские сериалы, женские, какие-то мультфильмы, телемагазины, да еще и новости?» — недоумевает Пивоваров.

Более того, несмотря на то что телеканал заявляет об аудитории в 25 миллионов человек, Пивоваров называет реальную цифру подписчиков RTVi в кабельных сетях — их всего полтора миллиона; учитывая размеры рынков, на которых существует RTVi, это очень мало. Аудиторию новый менеджер собирается увеличить вдвое уже в следующем году. Для этого будет расширен штат, добавлены новые программы со ставкой на известных ведущих. Штаб-квартира в Нью-Йорке и представительства канала в Тель-Авиве и Берлине продолжат работать и расширятся. А в Москве построят новую современную студию, из которой можно будет делать не только новостные эфиры, но и ток-шоу, на которые Пивоваров собирается делать ставку. Навести порядок в сетке развлекательных программ должен бывший коллега Пивоварова по СТС Юрий Бродский.

Вторым продуктом RTVi станет сайт телеканала, на который сейчас заходят всего 15 тысяч человек в день. Именно его выделяет как основное направление развития канала Бровко. «Сейчас тяжело представить современное медиа без сильной диджитал-части. На RTVi она практически отсутствовала — и понятно, что развитие именно этого направления является ключевой точкой роста. Чтобы оставаться актуальным, телеканалу нужно было сделать огромный шаг в эту сторону», — сообщил директор «Ростеха» по особым поручениям.

Весной следующего года, как рассказывает Пивоваров, сайт RTVi станет самостоятельным новостным ресурсом, ориентированным в первую очередь на российскую аудиторию. Видеоконтент для него тоже будет делаться отдельно — при этом самого эфира телевизионного RTVi на сайте не будет вовсе, только программы в записи. В борьбе за включение в сетку кабельных каналов в России Соколов «не видит смысла», и заходить на этот рынок RTVi не собирается.

По словам Соколова, к соглашению с инвестором он еще не пришел — еще неизвестно, каким образом приходящий со своим капиталом в компанию человек будет получать свою прибыль. Источники в компании подтверждают, что партнеры пока «по доле не договорились». Изначально, говорят информированные источники, Соколов собирался выйти из состава акционеров — «спихнуть [канал] инвестору и распрощаться с тяжелым активом», однако теперь передумал и снова загорелся проектом. «Ему все начало сразу нравиться. Наконец-то канал кому-то стал интересен», — объясняет один из них. Сам Соколов, впрочем, заявляет, что если инвестор предложит продать ему канал, он сделает это «с удовольствием». Пока же, судя по всему, соглашение между партнерами такое же «понятийное», как когда-то было между Березовским и Гусинским.

Призрак Гусинского вообще неизбежно так и будет витать над RTVi. Бывший корреспондент «Намедни» Пивоваров во главе канала; Андрей Норкин и Евгений Киселев, создавшие RTVi его нынешний имидж; Леонид Парфенов и Андрей Лошак, с которыми, по словам источника в компании, уже ведутся переговоры об авторских передачах, — почти во всем, что связано с RTVi, так или иначе проявляется наследие «уникального журналистского коллектива».

Источник: Новости Руспрес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *