Миллиардер Рыболовлев судится со швейцарским бизнесменом из-за скандальных работ Пикассо

Print More
Дмитрий Рыболовлев

Дмитрий Рыболовлев и два предположительно похищенных полотна Пабло Пикассо. Фото: AFP/Vostock-photo

Дмитрий Рыболовлев и два предположительно похищенных полотна Пабло Пикассо. Фото: AFP/Vostock-photo

 

Швейцарский бизнесмен Ив Бувье, разбогатевший на транспортировке, продаже и хранении произведений искусства, сражается за свой бизнес и репутацию сразу на нескольких фронтах. Он проходит обвиняемым по двум уголовным делам — в Монако и Париже — и выступает ответчиком по гражданскому иску в Сингапуре, а параллельно отстаивает систему фрипортов.

Ив Бувье

Ив Бувье. Фото: Photoshot/Vostock-photo

Бувье, с которым The Art Newspaper удалось побеседовать в Париже и Женеве, говорит: «Я полностью уверен в том, что буду оправдан по всем статьям. Но пока что я вынужден противостоять кампании по очернению моего имени», — и заявляет о своей «полной готовности сотрудничать» с французскими властями.

Последние плохие новости приходили из Парижа в июле, когда другу и деловому партнеру Бувье Оливье Тома было предъявлено обвинение в мошенничестве, нарушении условий контракта и владении украденными ценностями. Обвинения выдвинул судья, рассматривающий дело о приблизительно 70 произведениях искусства, которые предположительно были украдены из хранилища, арендованного Катрин Ютен-Блэ, дочерью Жаклин Пикассо. В числе этих работ были два портрета Жаклин, написанных Пабло Пикассо, приемным отцом Ютен-Блэ. Эти произведения, а также несколько эскизов испанского художника Бувье продал живущему в Монако российскому миллиардеру Дмитрию Рыболовлеву.

Загадка портретов Пикассо

Год назад французский судья выдвинул против Ива Бувье обвинения во владении украденными ценностями. Бувье был освобожден под залог в €27 млн — сумму, которую в 2013 году Дмитрий Рыболовлев заплатил ему за два портрета, о пропаже которых из хранилища в расположенном неподалеку от Парижа городе Женвилье заявила Катрин Ютен-Блэ. Кроме того, Рыболовлев добросовестно приобрел 58 страниц из трех эскизных альбомов Пикассо, которые также объявлены украденными.

В 2007 году Ютен-Блэ поручила арт-дилеру и специалисту по перевозкам Оливье Тома продать бывший дом Пабло Пикассо Нотр-Дам-де-Ви. Тома вывез коллекцию и мебель из последнего дома и мастерской художника на французской Ривьере и поместил часть предметов в Женвилье, воспользовавшись услугами дочерней компании Бувье Art Transit. Когда в мае 2015 года Тома был арестован в Париже в первый раз, он заявил, что ему ничего не известно ни о портретах Жаклин кисти Пикассо, ни об эскизах. Однако полиция обнаружила их репродукции в компьютере Тома. По утверждению его адвоката Жан-Марка Федида, тот имел в виду, что в момент вывоза эти полотна и рисунки отсутствовали в доме Пикассо.

Эти заявления противоречат показаниям реставратора, работавшего на семейную фирму Бувье Natural Le Coultre. По его свидетельству, ему поручили работу над шестью полотнами Пикассо, в Женвилье и в Женеве. В числе представленных им фотографий были и два портрета Жаклин. Адвокат Тома оспаривает показания реставратора и утверждает, что тот противоречил сам себе и упомянул фотографии только на втором слушании.

Бувье отрицает какую-либо роль Тома в своих транзакциях и заявляет, что приобрел около 70 полотен у покойного парижского дилера Жан-Франсуа Эттуаре. Однако в галерее Эттуаре не удалось обнаружить никаких следов этой сделки.

Расследование покажет, уверен Бувье, что он заплатил Эттуаре за эти работы. У бизнесмена по-прежнему остается полдюжины произведений, находящихся, по его словам, «в полном распоряжении французского правосудия», с которым он «готов всесторонне сотрудничать».

Помимо этого дела, Бувье по-прежнему обвиняется в мошенничестве и отмывании денег в Монако, где на него подал жалобу Рыболовлев и где ему пришлось заплатить еще один, €10-миллионный залог. Теперь же Иву Бувье придется разбираться еще и с гражданским иском в Сингапуре, где он проживает постоянно.

Пострадавший обвиняет его в присвоении «избыточной прибыли» в €1 млрд при продаже картин, которые Дмитрий Рыболовлев приобрел у швейцарского бизнесмена на общую сумму в €2 млрд более 12 лет назад. Утверждая, что дело находится вне юрисдикции сингапурского суда, Бувье требует перенести его рассмотрение в Женеву. В марте этого года сингапурский судья отклонил ходатайство, мотивировав свое решение тем, что рассмотрение дела в родном городе Бувье может быть расценено как «ущемление интересов» истца. В июле бизнесмен, отрицающий, что у него есть «какое-либо влияние на судебную систему в Женеве», получил право на апелляцию.

«Первые подписанные нами контракты находятся в юрисдикции швейцарских судов», — говорит он. По его словам, заключая контракты с представителем Рыболовлева на первые четыре полотна, он подразумевал, что они автоматически покрывают и следующие 30 сделок.

В контрактах в качестве продавца указана гонконгская компания Бувье MEI-Invest, а комиссия составляет 2%. По мнению Рыболовлева, платежи, общая сумма которых составляет $40 млн, представляют собой оплату агентской деятельности Бувье и, таким образом, последний не мог претендовать на дополнительную прибыль сверх этой суммы. Бувье же утверждает, что в данной ситуации он действовал как дилер, «который может свободно устанавливать размеры своей прибыли». «Очевидно», говорит он, что «2% могли покрыть только расходы на заключение сделки, которые обычно выше» и включают оформление правовых документов, изготовление копий произведений, реставрацию и транспортировку в Сингапур, где находится открытый им в 2010 году фрипорт, услугами которого пользовался российский коллекционер.

Король фрипортов

Благодаря гигантской выручке с продажи картин, в 2014 году Ив Бувье открыл еще один фрипорт, в Люксембурге, совместно с Оливье Тома и французским арт-дилером Жан-Марком Перетти. (К Перетти никаких вопросов с точки зрения закона не возникало.) Бувье получил прозвище «король фрипортов».

«Моему семейному холдингу принадлежит всего 5% женевского фрипорта. Я не вмешиваюсь в управление им, этим занимается [швейцарское] государство, которому принадлежит 85%. Я арендую часть хранилища, но у меня нет доступа к сейфам и данным. А мои художественные сделки и транспортировочная деятельность осуществляются разными структурами. Нет никакой системы Бувье!» — объясняет он.

Во время прогулки по гигантскому хранилищу в Женеве бизнесмен рассказывает, что эти места уже находятся «под строгим контролем». «Если вам нужно спрятать произведение искусства, то это последнее место, куда стоит обращаться; выберите любое хранилище в любом банке, там нет никакого контроля», — советует он.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *