Трастовый кукиш

Print More
Бывший основной владелец банка «Траст» обокрал держателей ценных бумаг на 20 млрд. руб.

Бывший основной владелец банка «Траст» обокрал держателей ценных бумаг на 20 млрд. руб.

Бывший основной владелец банка «Траст» обокрал держателей ценных бумаг на 20 млрд. руб.О своих финансовых потерях в банке "Траст" Вячеслав Малафеев, как и другие именитые вкладчики, говорить отказывается. Скорее всего, речь идет о многомиллионных потерях: его собственный бизнес (агентство недвижимости М-16) приносит знаменитому голкиперу столько же, сколько контракт с "Зенитом". Малафеев об этом недавно говорил, но точные заработки обещал обнародовать лишь после того, как контракт с "Зенитом" закончится, 30 июня. Возможно, после этого и заявления о "Трасте" ему будет проще сделать. Впрочем, в любом случае перспективы вернуть вклад представляются туманными.

С августа 2011 года банк стал предлагать клиентам, счета которых начинались с 3 млн руб., перекладывать деньги со вкладов в кредитные ноты (вид ценных бумаг). Ноты клиентам "Траст" продавал до последнего дня перед санацией в декабре 2014-го. В 2015-м, после введения режима финансового оздоровления, банк свои обязательства по нотам аннулировал. Какому количеству клиентов и на какую сумму "Траст" продал кредитных нот, точно не известно, но по подсчетам инициативной группы, сформированной из числа пострадавших, ноты купили около 2 тыс. человек примерно на 20 млрд руб.

С прошлого года держатели ценных бумаг пытаются вернуть свои деньги через суд. Как рассказал "Деньгам" Радик Лотфуллин, руководитель практики несостоятельности и банкротства Nektorov, Saveliev & Partners (фирма представляет интересы части держателей нот в судах), "Траст" скрывал от своих клиентов истинные риски приобретения ценных бумаг. В частности, банк утверждал, что клиент потеряет деньги, вложенные в ноты, только в случае отзыва у банка лицензии и банкротства. Однако списание четырех из семи выпусков нот банк произвел на основании того, что нормативы достаточности его капитала снизились ниже минимального значения (2%) и в банке был введен режим санации. Такие условия были включены в договоры субординированного займа между банком и голландскими компаниями С.R.R. B.V. и CL Repackaging, выступавшими эмитентами ценных бумаг. Остальные выпуски банк списал, руководствуясь новыми изменениями в законе о банках и банковской деятельности. Правда, в силу они вступили уже после введения в банке санации.

Самому банку перевод клиентских вложений из вкладов в ноты давал несколько преимуществ. "Траст" не платил отчислений в Агентство по страхованию вкладов (ценные бумаги в отличие от вкладов не нужно страховать), кроме того, ноты увеличивали капитал банка.

Большая часть дел держателей кредитных нот рассматривается Басманным райсудом Москвы, который в исках клиентам "Траста" отказывает. "Нам ясно, что суд ангажирован,— говорит Радик Лотфуллин.— Иначе как объяснить тот факт, что суд проигнорировал все наши доводы и доказательства, в том числе показания пяти сотрудников банка, согласно которым вкладчикам не говорили о риске аннулирования кредитных нот".

Выигрывать суды держателям нот пока удается только в регионах: в пользу истцов решения были вынесены, по словам представителя инициативной группы Александра Очкова, в 20 случаях. "У меня была простая стратегия: сделки по покупке кредитных нот нарушали закон о защите прав потребителей,— объясняет логику своей победы Александр Сергеев, завкафедрой гражданского права и процесса санкт-петербургского филиала Высшей школы экономики.— Предлагать ценные бумаги вкладчикам, которые не имеют статуса квалифицированного инвестора, банк не имел права. Банк присваивал клиентам статус, но явно с нарушением процедуры, путем мнимых сделок: клиентам давали на подпись пять договоров на покупку ценных бумаг и тут же — пять договоров об их продаже. И все в одном пакете с кредитными нотами!"

На сторону Сергеева сначала встал Куйбышевский райсуд Санкт-Петербурга, а затем горсуд. В конце апреля решение последнего вступило в законную силу. Правда, банк может обжаловать его в кассации в течение полугода. Еще одно из дел, истцом по которому выступает заслуженный врач Карелии Владимир Ольшевский, дошло до Верховного суда России, который рассмотрит дело 7 июня.

Начав активно привлекать средства населения, банк старался убедить клиентов, что "Траст" — "крепкий орешек"

Начав активно привлекать средства населения, банк старался убедить клиентов, что "Траст" — "крепкий орешек" Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

 

Кредитные ноты были лишь одним из способов маскировки дыр в капитале "Траста". История этого банка началась в 1995 году в качестве санкт-петербургской "дочки" московского банка МЕНАТЕП, подконтрольного Михаилу Ходорковскому. Кризис 1998-го МЕНАТЕП не пережил: в мае 1999 года у него была отозвана лицензия, а в сентябре того же года он был признан банкротом: его задолженность перед кредиторами составляла около 40 млрд руб. После этого часть активов МЕНАТЕПА была переведена в "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" и другой подконтрольный Ходорковскому Доверительный и инвестиционный банк (ДИБ). По информации banki.ru, "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" получил филиальную сеть и карточный бизнес банка, а ДИБ — большую часть финансовых потоков ЮКОСа.

В октябре 2003 года в офисе "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" были проведены обыски в рамках уголовного дела ЮКОСа. Почти одновременно в "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" и инвестиционном банке "Траст" (такое название получил ДИБ) сменилось правление. Председатель правления "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" Дмитрий Лебедев покинул свой пост. Председателем совета директоров обоих банков был избран Илья Юров, ранее занимавший пост председателя правления "Траста". На тот момент оба банка находились на верхних строчках рейтингов крупнейших банков в стране: инвестбанк "Траст" занимал 17-е место по размеру собственного капитала (5,18 млрд руб.) и 15-е по сумме чистых активов (36,74 млрд руб.), "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" — 23-е место по размеру собственного капитала (4,12 млрд руб.) и 14-е по сумме чистых активов (42,42 млрд руб.).

В мае 2004-го топ-менеджмент банков во главе с Юровым выкупил у группы МЕНАТЕП оба актива, а головной офис был переведен в Москву. В 2005 году "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" был переименован в национальный банк "Траст": под общим брендом банки работали до 2008 года, пока не объединились в один национальный банк "Траст".

Банк начал активно привлекать средства населения, а свою надежность подчеркивал с помощью образов брутальных знаменитостей. В 2009-м лицом рекламной кампании банка был спортсмен, актер и шоумен Владимир Турчинский, а с 2010-го по 2014-й банк рекламировал Брюс Уиллис.

Явно проблемы "Траста" обозначились в 2014 году. Хотя, как писала в конце 2014-го газета "Ведомости", аудиторам c банком все было ясно еще в 2009 году. В "Ведомости" попал отчет, который был подготовлен аудиторами Ernst & Young (сегодня EY) к несостоявшейся сделке: в 2009 году акционеры "Траста" вели переговоры об объединении с Всероссийским банком развития регионов (дочерний банк "Роснефти"). По информации "Ведомостей", ознакомившихся с отчетом, в середине 2009-го 60% кредитного портфеля "Траста", составлявшего 65 млрд руб. после вычета резервов, приходилось на связанные с банком стороны. Больше 60% таких кредитов было выдано на проекты крупнейших бенефициаров банка — председателя совета директоров Ильи Юрова, членов совета директоров Николая Фетисова и Сергея Беляева. Оставшаяся доля ушла на реструктуризацию проблемных кредитов акционеров и кредиты дружественным структурам, чтобы поддерживать нормативы ЦБ.

Кроме того, аудиторы Ernst & Young выявили, что субординированные займы, которые позволяли банку увеличивать капитал, "Траст" получал по незаконной схеме самофинансирования. Кредитные ноты, выпущенные в рамках данной схемы, как раз и предлагались клиентам "Траста".

В 2009 году на непрозрачность некоторых активов банка и его отношений с крупнейшими заемщиками обращало внимание и агентство Fitch Ratings. В июле 2010-го оно присвоило "Трасту" долгосрочный рейтинг "возможный дефолт", после чего банк отказался сотрудничать с агентством.

На протяжении 2014 года, когда проблемы "Траста" стали очевидны, банк несколько раз приближался к минимальному показателю достаточности базового капитала в 5%. Впервые это произошло в марте 2014 года, после чего банк привлек в капитал 3,14 млрд руб. за счет допэмиссии акций. Но этого "Трасту" хватило всего на полгода: в сентябре 2014-го он снова приблизился к критической отметке. В декабре банк планировал увеличить капитал за счет допэмиссии на 1,4 млрд руб., однако сделка была безденежной — акции были оплачены зданием, которое банк арендует под главный офис. Добила банк паника вкладчиков, которые в конце 2014-го забирали деньги из банков. Отток вкладов у "Траста" был небольшим — около 3 млрд руб., однако хватило и этого. 22 декабря 2014 года ЦБ принял решение о санации банка.

По данным на 1 декабря 2014 года, вкладов в "Трасте" было более 144 млрд руб., по объему средств населения санируемых банков "Траст" занял второе место после Банка Москвы (147 млрд. руб. средств населения на момент принятия решения о санации).

Бывшие акционеры "Траста" Илья Юров (слева) и Николай Фетисов (справа) заочно арестованы, место их нынешнего проживания остается тайной

Бывшие акционеры "Траста" Илья Юров (слева) и Николай Фетисов (справа) заочно арестованы, место их нынешнего проживания остается тайной Фото: Алексей Филиппов, Коммерсантъ

 

Санатором "Траста" был выбран банк "ФК Открытие", получивший на эту программу 127 млрд руб. от Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Как сообщало АСВ, одним из ключевых критериев при отборе являлся "наименьший размер средств", выделяемых на финансовое оздоровление. Гендиректор АСВ Юрий Исаев заявлял в декабре 2014 года, что "выделенных Банком России 127 млрд руб. на санацию банка "Траст" хватит". Однако год спустя "Открытие" обратилось в АСВ за дополнительной суммой на санацию "Траста", запросив еще 47 млрд руб. Первоначально размер дыры в банке оценивался в 68 млрд руб., но спустя несколько месяцев объем недостачи вырос на 70% — до 114 млрд руб.

По информации источников газеты "Коммерсантъ", такой рост объяснялся тем, что схемы "надувания" капитала со стороны бывших собственников перестали работать, а половину недостачи составили "схемные" активы.

Как заявлял зампред ЦБ Михаил Сухов на стадии принятия решения о санации, отчетность "Траста" была фальсифицирована. В апреле 2015 года ГУ МВД по Москве возбудило уголовное дело об особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении бывших топ-менеджеров "Траста". Арестованы по нему были бывшие и. о. председателя правления банка Олег Дикусар и финансовый директор Евгений Ромаков. По версии следствия, обвиняемые заключали фиктивные договоры с юридическими лицами, зарегистрированными на Кипре, и с 2012 по 2014 год перечислили им 7,05 млрд руб. и $118,3 млн. Затем деньги были переведены на счета физических и юридических лиц, связанных с "Трастом".

Действовали подозреваемые, как считает следствие, не одни: бывшие акционеры "Траста" — Илья Юров, Николай Фетисов и Сергей Беляев — были заочно арестованы российским судом. Но бенефициаров банка к тому времени уже давно не было в России: судя по всему, они покинули страну сразу после решения о санации. Где они сейчас находятся, точно неизвестно, предположительно — в Великобритании и США.

В деле "Траста" есть несколько прецедентов. Во-первых, банк судится с бывшими собственниками. Опыт преследования в заграничном суде бывших собственников есть только у АСВ, которое добилось в британском суде ареста заграничных активов основателя Межпромбанка Сергея Пугачева. В этом же суде удалось добиться аналогичного решения и "Трасту", а теперь там будет рассматриваться иск о возмещении ущерба на сумму $830 млн: "Траст" считает, что бывшие владельцы выдавали кредиты собственным компаниям в офшорах. С рядом кипрских компаний, связанных с бывшими собственниками, "Траст" судится в московском арбитраже: по информации "Интерфакса", общая сумма исков составляет более 37 млрд руб.

Другой прецедент — повторный конкурс на санацию. "Открытие" уже обращалось за "добавкой" финансирования, однако ЦБ и АСВ теперь считают, что выделять дополнительные средства без конкурса не следует. Если "Открытие" получит запрашиваемые 47 млрд, санация "Траста" станет крупнейшей в истории (174 млрд руб). Пока рекордсменом является Мособлбанк, на санацию которого выделено более 172 млрд руб.

Итоги конкурса, как ожидается, будут подведены 17 июня. Из крупных финансово-кредитных организаций интерес к нему проявил Альфа-банк. Как сообщили в пресс-службе "Открытие холдинг", группа тоже примет участие в конкурсе. А это значит, что ЦБ не имеет серьезных претензий к процедуре финансового оздоровления, проводимой "Открытием", а значит, и санатора сменит едва ли. "Если "Открытие" останется санатором "Траста" и не получит на это дополнительных денег, с финансовым оздоровлением группа, безусловно, справится, ресурсы у нее большие, проблема только в том, окажется ли тогда этот проект для "Открытия" рентабельным",— отмечает управляющий партнер НАФИ Павел Самиев.

Санация "Траста" и выделение на нее дополнительного финансирования между тем вызвали претензии Генпрокуратуры. В апреле она направила в ЦБ представление, отметив, что регулятором в принципе не разработаны критерии отбора инвесторов, а возможности, порядок и основание для дополнительного финансирования никак не ограничены. "Главная претензия ко всем этим историям с дополнительным выделением денег — это полная непрозрачность всего процесса санации",— соглашается Павел Самиев.

В частности, непонятна ситуация с выплатами по тем самым кредитным нотам. По словам Радика Лотфуллина, который ссылается на план участия АСВ в процедуре банкротства "Траста", деньги на выплаты держателям нот были заложены в плане санации. Согласно отчетам банка, в 2015 году он зарезервировал под эти цели 27,1 млрд руб. Однако в мае зампред ЦБ РФ Михаил Сухов заявил, что банк может получить частичную компенсацию потерь по кредитным нотам. В общем, были ли деньги и где они — большой вопрос.

КоммерсантЪ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *