Панамская рулетка

Print More
Панамская рулетка

Три российских сенатора и семь депутатов Госдумы подозреваются в сохранении контроля над 20 офшорными компаниями, не смотря на запрет владения иностранными активами

Панамская рулеткаВ России набирает обороты прокурорская кампания против муниципальных депутатов, не отчитавшихся о доходах или нарушивших сроки представления деклараций. К 15 июня мандатов лишились уже 52 депутата земских собраний 12 регионов. Антикоррупционная проверка сельских депутатов носит образцово-показательный характер, в то время как на раскрытие информации об офшорах федеральных чиновников и парламентариев внятной реакции властей так и не последовало. Эти данные содержатся среди 11,5 млн файлов панамской юридической компании Mossack Fonseca, полученных от неизвестного источника и обнародованных Международным журналистским консорциумом (ICIJ).

Курс Кремля на деофшоризацию экономики и национализацию элит поставил политиков и чиновников перед выбором: либо власть, либо бизнес за границей. Весной 2013 года Госдума единогласно приняла закон, запрещающий парламентариям, чиновникам, судьям и силовикам иметь счета в зарубежных банках, ценные бумаги и доли в иностранных компаниях. Закон вступил в силу 14 мая 2013 года, на избавление от иностранных активов отводилось три месяца. Для депутатов и сенаторов нарушение запрета грозило досрочным прекращением полномочий. Но, как выяснилось из внутренних документов Mossack Fonseca, выбор смогли сделать не все.

3 апреля журналисты — участники международного расследования ICIJ по материалам «панамского архива» опубликовали его итоги, в частности, об офшорах 12 мировых лидеров и 128 политиков. В российской части «досье», подготовленной «Новой газетой», рассказывалось об офшорных операциях людей из близкого окружения Владимира Путина и 11 российских чиновниках и депутатах, сохранивших контроль над иностранными компаниями после введения законодательного запрета. В базе архива, выложенной в свободный доступ в начале мая, обнаружились еще несколько десятков владельцев офшоров, имена которых совпадают с региональными и федеральными политиками и госслужащими.

Официальная реакция органов, отвечающих за борьбу с коррупцией, оказалась весьма сдержанной. Через два дня после выхода расследования ICIJ Генпрокуратура России объявила, что проверит опубликованную в СМИ информацию об офшорах. В конце апреля генпрокурор Юрий Чайка заявил, что в рамках проверки Россия направила запрос властям Панамы. Он также отметил, что проверка находится в начальной стадии и пообещал опубликовать ее результаты.

панамские документы

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал появившиеся публикации об офшорах информационной атакой против «нашей страны и лично президента Путина» в преддверии выборов. «Информация достоверная, такое впечатление, что ее готовили даже не журналисты, а, скорее всего, юристы», — так «панамское досье» оценил сам Владимир Путин. При этом «достоверная информация» об офшорах российских чиновников и политиков практически не распространялась ни в прессе, ни на телевидении (про то, как российские СМИ освещали офшорный скандал в первый день, можно прочитать в материале РБК «Государственные СМИ не заметили расследования об офшорах друзей Путина»).  Исключение — РБК, который подробно рассказал про расследование ICIJ (в том числе в тексте с центра первой полосы), а затем внимательно следил за развитием офшорного скандала, опубликовав несколько собственных расследований на основе базы ICIJ.

Обнаруженные в «панамском архиве» парламентарии либо заверили журналистов, что избавились от компаний до принятия закона, либо заявили, что никогда не владели офшорами. В комиссии Госдумы и Совета Федерации (СФ) по контролю над достоверностью сведений о доходах запросы по поводу офшоров не поступали. Но в конце мая стало известно, что единоросс Михаил Слипенчук, фигурировавший в расследовании ICIJ, снял свою кандидатуру с праймериз «Единой России», и, вероятнее всего, не попадет в предвыборные списки партии. А в начале июня в ЛДПР решили не включать в предвыборные списки депутата Игоря Ананских — из-за упоминания в «панамских документах» и скандала с его незадекларированной недвижимостью в Майами.

Законодатели, похожие на бенефициаров

Законодатели, похожие на бенефициаров

В базе Offshore Leaks, в которую Международный журналистский консорциум добавил данные из документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, сейчас содержится информация о 320 000 офшорных компаниях. Первая часть архива была образована в 2013 году из «утечки» закрытой информации регистраторов Commonwealth Trust Limited с Британских Виргинских островов и Portcullis TrustNet из Сингапура и содержала данные о 100 000 офшорах, действительные на 2010 год. Новая «панамская» порция актуальна на 2015 год.

После одной скандальной съемки скрытой камерой русский язык обогатился эвфемизмом «человек, похожий на генпрокурора». После обнародования «панамского архива» новый смысл приобрело слово «тезка». 

Forbes внимательно изучил базу и среди 11 516 связанных с Россией компаний обнаружил более 50 офшоров, которые могут быть связаны с 29 парламентариями. Судьба половины этих компаний неизвестна после 2010 года, либо они были ликвидированы до принятия закона, запретившего госслужащим и парламентариям иметь иностранные активы. Например, в «панамских документах» упоминается Лариса Бушмина — так же зовут супругу вице-спикера СФ Евгения Бушмина. Зарегистрированная на нее компания Fore Consults Corporation была создана еще в 1998 году и перестала функционировать в октябре 2012 года. А тезки самого богатого коммуниста Сергея Муравленко и его жены Нины владели офшором Auger Int’l Ltd., активным с 2000 по 2010 год. Этой компании принадлежало 99% ЗАО «Русское лесопромышленное партнерство», которое к концу 2012 года вышло из уставного капитала шести дочерних компаний и через год было ликвидировано.

В итоговый список мы включили троих сенаторов и семерых депутатов, которые могли сохранить контроль над 20 офшорными компаниями уже после вступления в силу запрета. Антикоррупционное законодательство позволяет парламентариям быть выгодоприобретателями иностранной компании, но запрещает им владеть ценными бумагами иностранного эмитента, участвовать в управлении им и обязывает декларировать такой актив. 

Большинство законодателей предпочитает юрисдикцию Британских Виргинских островов — там было зарегистрировано 19 компаний, еще одна — на Багамах. Самыми деловыми оказались единороссы — в нашем списке семь тезок членов этой партии. 13 компаний, по данным базы, продолжали действовать по состоянию на декабрь 2015 — март 2016 года.

По типу контроля над иностранной компанией попавших в итоговый список членов Федерального собрания можно разделить на три группы:

1) Сам себе бенефициар. Некоторых парламентариев можно заподозрить в смелом бойкоте принятого ими же закона. Так, тезка сенатора от ИнгушетииАхмета Паланкоева является совладельцем трех офшоров. Депутаты-единороссы Виктор Звагельский и Михаил Слипенчук не оспаривают связь с иностранными компаниями, но утверждают, что продали пакеты в них до принятия закона. А депутаты Игорь Ананских (ЛДПР) и Дмитрий Вороненков (КПРФ) настаивают, что информация о имеющихся у них офшорах — «ерунда», «чушь», «вранье и происки спецслужб Запада».

2) Брачный офшор. Обычай парламентариев передавать бизнес и дорогостоящие активы супругам может распространяться и на офшоры, что, правда, их не легализует. Несмотря на это, в «панамских документах» обнаружилась действующая компания Telscombe Investments Limited Серафимы Александровой — так же зовут жену сенатора Алексея Александрова.

3) Клановая экономика. Некоторые из итогового списка формально закон не нарушают — офшоры числятся за их совершеннолетними детьми или родителями, а закон распространяет запрет только на супругов и несовершеннолетних детей. Но по косвенным признакам можно предположить, что парламентарий продолжил ими распоряжаться и/или получать доход. В материалах Mossack Fonseca есть информация как минимум о двух дочерях парламентариев, за которыми числятся офшорные компании. Депутат-единоросс Андрей Бабаков владел компанией АED International с 2007 по 2011 год, а затем передал 100% акций своей 23-летней дочери Ольге. А Мария Капт-Голушко, дочь сенатора от Омской области Андрея Голушко, всего на несколько лет старше, чем принадлежащая ей Vitafin Limited (зарегистрирована в 1997 году).

Родственники могут быть и реальными партнерами по бизнесу, как, например, в случае с депутатом Сергеем Вайнштейном. Человек по имени Евгений Вайнштейн (так зовут отца-бизнесмена депутата), по данным «панамских документов», является совладельцем Elmex Holdings S.A., недавно купившей два завода металлоконструкций у компании, подконтрольной Вайнштейну-младшему. У депутата и миллиардера Андрея Скоча все наоборот — о бизнесе младшего партнера Алишера Усманова известно всем, но главное — соблюсти формальности. Официально он занимался бизнесом до 1999 года, а перед тем как стать депутатом, передал 30% «Металлоинвеста» отцу — Владимиру Скочу, 1933 года рождения. На него же, согласно документам Mossack Fonseca, оформлены доли в восьми виргинских компаниях, совладельцем которых является Алишер Усманов.

Анастасия Горшкова, Юлия Сапронова, Ирина Мокроусова

Форбс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *