Кто вел по следу киллеров

Print More

В деле Немцова выяснилась удивительная информированность исполнителей покушения на опального политика: они знали даже место в офисе, где он сидит  

В деле Немцова выяснилась удивительная информированность исполнителей покушения на опального политика: они знали даже место в офисе, где он сидит  Убийства Бориса Немцова в феврале 2015 года могло и не произойти. Незадолго до преступления злоумышленников рядом с Большим Москворецким мостом «спугнула» машина ГИБДД. Однако потом она уехала, и они решили довести задуманное до конца. Об этом во время допроса с выездом на Красную площадь рассказал один из обвиняемых Анзор Губашев.

Как сообщил «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, к печатным томам дела Немцова приложены видеозаписи объемом в несколько терабайт, в том числе, допросов, которые отсутствуют в «бумажных» материалах. Так, там присутствует допрос Анзора Губашева с выездом на место преступления. Обвиняемого во время этой поездки сопровождали две машины со следователями и сотрудниками ФСБ РФ в штатском и темных очках. Во время того, как Губашев под запись сообщал подробности преступления, они оцепляли близлежащую территорию.

Губашева привозили к офису партии ПАРНАС, где он показал, как с напарником как-то «довел» Немцова до дверей здания. «Его кабинет располагался на втором этаже, он там находился», — заявил Губашев. Впрочем, откуда Анзор знает о том, где было рабочее место политика, если обвиняемые ни разу не были в офисе партии, Губашев не пояснил. А следователи у него этим интересоваться не стали.

Место убийства оппозиционера Бориса Немцова

У дома, где была квартира Немцова, Губашев показал, как велась слежка за политиком, в том числе, в день преступления — 27 февраля 2015 года. Следующим пунктом остановки кортежа следователей и контрразведчиков стал «островок безопасности» перед Большим Москворецким мостом. Там Анзор рассказал, где 27 февраля остановился внедорожник с политиком и где притормозили сами злоумышленники, следовавшие за «объектом» по пятам. Оказалось, что машина политика остановилась рядом с автомобилем ГИБДД, после чего Немцов вышел и направился в сторону Красной площади. Обвиняемые идти за ним побоялись, решив, что их могут «срисовать» гаишники. Они вообще хотели было отказаться от задуманного. Но тут автомобиль с полицейскими уехал, и Губашев с Бесланом Шавановым тоже пошли на Красную площадь, впрочем, Немцова они там не обнаружили.

Непосредственно на главной площади страны Анзор указал, где в феврале находился каток, возле которого они шли с Шавановым. Из его рассказа следовало, что парочка уверенно направилась к ГУМу и попыталась с улицы через витрины рассмотреть политика. Опять же почему злоумышленники решили, что Немцов с Красной площади пошел именно в ГУМ, а не в какое-либо другое место по соседству, из показаний обвиняемого абсолютно не ясно.

Согласно видеодопросу Губашева, после длительных поисков они через витрину обнаружили Немцова и его подругу Анну Дурицкую в кафе «Боско». Однако почему-то «дежурить» не стали, а отправились погреться в машину на «пятачке» у Большого Москворецкого моста. Отдохнув около 40 минут, они вновь пошли к ГУМу. Как следует из показаний Губашева, прямо на Красной площади злоумышленники столкнулись с Немцовым и Дурицкой, после чего почти бегом направились к своей машине. Сделали они это с целью предупредить Заура Дадаева (который, по версии СК РФ, и стрелял в политика) о том, что Немцов идет к себе в квартиру на Малой Ордынке. Опять же почему Губашев сразу определил, что Немцов отправился именно домой, а не погулять по вечерней Москве, абсолютно неясно.

Следователи и сотрудники ФСБ РФ доставили Анзора и непосредственно к месту расстрела Немцова на Большой Москворецкий мост. В этот момент у памятной таблички и цветов на месте гибели политика находилось много людей, поэтому представителям оперативно-следственной группы пришлось расположиться неподалеку. Губашев на расстоянии описывал, как развивались события.

После убийства политика, многие предложили переименовать Большой Москворецкий мост в честь Бориса Немцова

В непечатной части дела Немцова присутствуют и видеопоказания двух главных обвиняемых — Анзора Губашева и Заура Дадаева, сделанные в кабинете следователя. Стоит отметить, что они очень сильно отличаются, а порой фигуранты дела противоречат друг другу.

Так, Губашев утверждает, что 27 февраля они втроем (он сам, Дадаев и Шаванов) отправились следить за Немцовым. Из показаний же Дадаева следует, что на «охоту» на политика выехали только Губашев и Шаванов, а сам он приехал к ним гораздо позже на такси. Дадаев и Губашев постоянно противоречат друг другу в рассказах о том, кто кому звонил в момент преступления, кто ходил к ГУМу, где стояла их машина и т.д.

Главное же — они противоречат друг другу в мотивах преступления. Дадаев первым начал давать показания (позже он от них отказался) и уверенно заявил, что политика расстреляли исключительно за поддержку карикатуристов из «Шарли Эбдо».

Губашева под видеокамеру допрашивали, когда уже выяснилось, что подготовка к преступлению началась задолго до расстрела сотрудников французского журнала. В результате Анзор говорит уже, что на Немцова решили напасть не столько из-за «Шарли Эбдо», столько за то, что он «оппозицию замутил, хотел еще какой-то марш сделать», «все его друзья — ЦРУшники», «финансировал его Обама».

Юрий Вершов

ИА "РБК"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *