Экстази пермского разлива

Print More
Экстази пермского разлива

Экс-председатель Пермской торгово-промышленной палаты Илья Кудрявцев и местный химик Александр Недугов снабжали Нидерланды, Англию, Польшу и Прибалтику сырьем, из которого были изготовлены до 3,5 млрд наркотических таблеток, а общая выручка наркомафии могла составить более $50 млрд

Экстази пермского разливаСпустя неделю после официальной ликвидации ФСКН и передачи функций наркоконтроля МВД в Перми завершился громкий судебный процесс над двумя химиками, выпускавшими в промышленных масштабах вещество, являвшееся основой для изготовления амфетаминов. Это стало одним из самых крупных и неординарных дел уже упраздненной наркополиции. Страны Европы и Ближнего Востока были буквально «залиты» дешевым российским прекурсором, из которого были приготовлены, по самым скромным подсчетам, до 3,5 млрд наркотических таблеток, а общая выручка наркомафии могла составить более $50 млрд. Двое россиян, стоявших у истоков преступного бизнеса, получили длительные сроки, а за границей к ответственности были привлечены десятки их сообщников.

С мелкой химии — на промышленный уровень 

Приговор Илье Кудрявцеву и Александру Недугову огласила во вторник судья Дзержинского райсуда Перми Елена Вяткина. Она признала обоих виновными в производстве и сбыте наркотических веществ, совершенных группой лиц по предварительному сговору (ч. 3 ст. 228.1 УК РФ), приговорив первого к 17,5 года колонии строгого режима, а его подельника — к 12,5.

Как пояснили «Ъ» следователи ФСКН, расследовавшие это дело, производителем прекурсора являлось пермское ООО НПП «Тривектр», созданное еще в 1990-х годах Павлом Кудрявцевым — бизнесменом, химиком по образованию. До 2010 года он даже числился председателем Пермской торгово-промышленной палаты.

Поначалу это небольшое предприятие занималось малотоннажным производством достаточно ограниченного ассортимента химической продукции и ее продажей. Однако предприниматель Кудрявцев довольно быстро понял, что гораздо большую прибыль может принести изготовление высококонцентрированного 1-фенил-2-пропанона. Это вещество хорошо известно в Европе как основа для изготовления синтетических наркотиков амфетаминовой группы и чаще сокращенно называется БМК или МБК, а его оборот строго контролируется правоохранительными органами. Сначала в списке продукции БМК стоял всего лишь шестым в списке товаров «Тривектра», но потом стал основным. По некоторым данным, Кудрявцев не раз бывал за границей на различных выставках и семинарах химиков, где, судя по всему, к продукции его предприятия и проявили интерес представители преступных кланов Западной Европы, нуждавшихся в дешевом и качественном сырье для нарколабораторий. Чтобы наладить синтез вещества в Перми, из одной из прибалтийских стран был даже направлен специалист. Впрочем, после того как процесс вышел на промышленный уровень, от услуг иностранца отказались. Примерно с 2001-2002 годов БМК пошел большим потоком в страны Евросоюза. По оперативной информации, из высококачественного российского сырья амфетамины производили в Нидерландах, Англии, а также Польше и Прибалтике. Особенностью пермского БМК являлось то, что наркотик из него можно было приготовить практически в домашних условиях. Для этого нужен был минимальный набор аппаратуры и автоклав. Есть данные, что периодически синтетические наркотики изготавливались в трейлерах — домах на колесах, которые постоянно переезжали с места на место. Сам же наркотик массово сбывался в основном в ночных клубах и других местах отдыха молодежи. Кстати, в то время оборот прекурсоров в России находился под относительно мягким контролем, а единственным действенным ограничением был лишь его запрет на вывоз без специального разрешения.

Тогда господин Кудрявцев и его подельники применили довольно примитивную схему. Наркосодержащая смесь продавалась «Тривектром» своим же «торговым домам», учрежденным самим бизнесменом или при его участии — ООО «Химтехпром» и ООО «Урал-Химтехпром». Кстати, руководителем последнего стал сын Кудрявцева Илья. По документам эти ООО реализовывали БМК фирмам, которые на самом деле оказывались «однодневками». В реальности же смесь уходила из Перми напрямую в Московскую область, где ее получателями выступали структуры некоего Варежкина — знакомого Кудрявцева-старшего. Здесь БМК заливался в дополнительные топливные баки фур — перевозчиков грузов, чьи водители и их хозяева получали свою часть вознаграждения. Нередко такие топливные баки представляли собой специально предназначенный для контрабанды контейнер, в котором небольшая часть рядом с заправочной горловиной отводилась топливу, а основной объем отделялся непроницаемой перегородкой для перевозки любой жидкой контрабанды.

Родимое пятно

По данным источников «Ъ», уже в 2005 году Европол обратился к компетентным органам России с просьбой разобраться, почему из нашей страны поступает огромное количество БМК. В 2006 году ФСКН провела операцию, в результате которой партия БМК была перехвачена и изъята, а Варежкин и четверо его подельников оказались на скамье подсудимых по обвинению в контрабанде. Впрочем, они ни в чем не сознались, Павла Кудрявцева не выдали, а по приговору суда получили относительно мягкий приговор — в среднем около трех лет лишения свободы. Кстати, сам Кудрявцев тогда также допрашивался и даже заявлял о готовности сотрудничать со следствием. Он заявлял о своей невиновности, настаивая, что его продукция предназначена только для промышленных целей — производства ядохимикатов, парфюмерии и т. д. Уже гораздо позже ФСКН выяснила, что на самом деле практически никто из легальных российских промышленников в БМК заинтересован не был. Знали об этом и сами отец и сын Кудрявцевы, а также их ведущий химик Александр Недугов, которые постоянно проводили анализ соответствующего рынка. Зато клиенты находились, например, в Прибалтике. В частности, ФСКН во взаимодействии с Бюро криминальной полицией Литвы было установлено, что крупные партии БМК приобретались предпринимателями, связанными с участниками литовского оргпреступного сообщества «Агуркиняй» («Огурцы»). После пяти лет разработки «Огурцов» сообщество было ликвидировано в ходе совместной операции сотрудников правоохранительных органов Литвы, Латвии, России и Белоруссии. Только в Литве арестовали 52 участников ОПС, обвиняемых в торговле наркотиками, контрабанде, вымогательствах и убийствах.

При этом некие сообщники из Голландии успели предупредить Павла Кудрявцева и его людей о том, что Европол еще в марте 2007 года вместе со специалистами из Нидерландов в своих лабораториях установили: большинство изъятого амфетамина производится из БМК, имеющего одно российское происхождение. Наркотик выдавал один из компонентов прекурсора, который сотрудники ФСКН называли между собой «родимым пятном».

Канал переброски БМК в Европу был перекрыт, но группа Павла Кудрявцева решила не прекращать свою деятельность. По его указанию Александр Недугов провел даже специальные исследования, закупив дорогостоящее оборудование на Украине. В конечном итоге химикам удалось избавиться от «родимого пятна». Но канал сбыта БМК изменился кардинально.

Следствие побило все рекорды 

По данным ФСКН, в Москве Павел и Илья Кудрявцевы провели переговоры с представителями армянской компании «Химтек» — бывшего ереванского НИИ, которым руководил Самвел Хачатрян, и договорились о поставках. Кстати, сам товар уже назывался техническим моющим средством — натриевой солью ГМФЭСК, производившейся из того же БМК и пиросульфита натрия. Этот препарат превращался обратно в БМК путем несложных химических реакций, но уже мог беспрепятственно провозиться через границу, так как не находился в списке запрещенных веществ. Сначала армянской стороне через одну из служб доставки был направлен образец натриевой соли, а затем через другую компанию был заключен первый контракт на поставку 1,1 тонны вещества. После того как покупателям не удалось выделить из нее прекурсор, налаживать производство в Ереван, как установили в ФСКН, отправились Илья Кудрявцев и Александр Недугов. В один из визитов Илья Кудрявцев показал, как из БМК синтезировать амфетамины. В итоге окончательная схема поставки была организована через фирмы-»однодневки». Производство же было поставлено на поток, «Химтек» закупил даже оборудование для фасовки таблеток.

Раскручивать «армянское» дело сотрудники правоохранительных органов начали в 2010 году с показаний одного из свидетелей, знавших о каких-то поставках химической продукции из «Тривектра» через аэропорт Домодедово. Еще через четыре года следствие собрало весь необходимый объем сведений, открывающих общую картину преступления. Было доказано, что за период с 2007 по 2009 год отец и сын Кудрявцевы и их подельник Александр Недугов поставили в Армению порядка 10 тонн ГМФЭСК. Проведенной же по делу экспертизой установлено, что поставленного в Ереван из Перми прекурсора вполне достаточно для производства не менее 60 млн разовых доз амфетамина, что с учетом процентного содержания чистого амфетамина в непосредственно реализуемом наркотике может быть оценено в сумму порядка $3 млрд. Реализовывался же наркотик не только в Армении — основная часть продукции направлялась в Турцию и Сирию.

В самой Армении после обнаружения нескольких нарколабораторий состоялся громкий судебный процесс над химиками, получивший название «дело профессоров». Его фигуранты получили в среднем по десять лет лишения свободы. Между тем, учитывая, что само преступление было совершено не в России, а в Армении, уголовное дело в отношении Кудрявцевых и Недугова было возбуждено только в 2014 году после консультации и переговоров с армянской стороной. Кстати, к тому времени Илья Кудрявцев уже находился в колонии — он еще в 2013 году получил три года лишения свободы за мошенничество, связанное с хищением нескольких тонн прекурсоров, проходивших в качестве вещдока по уголовному делу и находившихся у него на ответственном хранении.

Оказавшись под следствием, Кудрявцев-младший и Недугов отрицали свою вину. Илья Кудрявцев, в частности, утверждал, что ездил в Армению просто как турист и для общения с друзьями, но при этом никакого отношения к наркобизнесу не имел. А Недугов говорил, что посещал Армению по поручению своего руководства, общался с местными химиками, но речь между ними шла исключительно о технологических процессах, не имевших никакого отношения к производству амфетаминов. Однако сотрудники правоохранительных органов нашли и изъяли инструкции по выделению БМК из «моющего средства», написанную для армян российскими химиками.

В свою очередь, Кудрявцев-старший успел скрыться от следствия в Израиль. Он уехал туда вместе со своей женой-иудейкой и даже получил гражданство. Впрочем, он уже объявлен с международный розыск, а с властями Израиля идут переговоры о возможности его выдачи российскому правосудию.

По данным ФСКН, за годы своего существования «Тривектр», позже признанный банкротом, произвел и продал наркодельцам более 100 тонн БМК. Как утверждают специалисты, из этого количества прекурсора можно изготовить примерно 70 тонн чистого наркотика. А это уже около 700 тонн уличного наркотика, что в количественном исчислении равняется 3,5 млрд таблеток. При этом совокупная выручка производителей, контрабандистов, нарколабораторий и сетей дистрибуции наркотиков, по подсчетам ФСКН, могла достигать $54 млрд.

Таким образом, дело, по которому пермским судом был вынесен приговор, стало одним из самых громких и неординарных в истории ФСКН. В соответствии с указом президента 5 апреля ведомство, которым руководил Виктор Иванов, было упразднено, а его функции с 1 июня перешли к МВД России, в котором воссоздано главное управление по контролю за оборотом наркотиков. В МВД уже переданы все уголовные дела и разработки ФСКН, однако многих из наркополицейских, в том числе участвовавших в этом расследовании, в новую структуру пока не взяли. По официальным данным, это связано с тем, что новая штатная численность МВД после выделения из него нацгвардии и передачи функций ФСКН и ФМС пока не определена.

Сергей Сергеев; Максим Стругов

КоммерсантЪ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *