Панамские хроники: российских олигархов предупреждали, а спонсоры разоблачений сами «по уши» в офшорах

Print More
Панамские хроники: российских олигархов предупреждали, а спонсоры разоблачений сами «по уши» в офшорах

Журналистское расследование, касающееся панамских офшоров, созданных компанией Mossack Fonseca, вылилось в крупный международный скандал и затронуло множество стран. Офшорные откровения не обошли стороной и российских «друзей» Владимира Путина. Любопытно, что сам президент неоднократно призывал к деофшоризации экономики.

Размах произошедшей на днях утечки сведений о хитросплетениях крупного бизнеса с «налоговыми гаванями», похоже, не имеет прецедентов в истории. В черном списке «офшоргейта» оказались известные политики и различные влиятельные фигуры. Масштабы всевозможных схем и фиктивных сделок, раскрытые журналистами, а также громкие фамилии всех причастных, все это еще долго будет обсуждаться в средствах массовой информации.

Стоит отметить, что учитывая зашкаливающую политическую подоплеку такого серьезного информационного вброса, в центре скандала оказались и самые неожиданные фигуры. Например, большой друг Вашингтона — президент Украины Петр Порошенко, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, его исландский коллега Сигмюндюр Гюннлейгссон, бывший президент Аргентины Кристина Киршнер, а вместе с ними и многие другие известные политики, деятели культуры и спортсмены.

Разумеется, для либеральных СМИ России особый интерес представляет упоминание в структурах Mossack Fonseca фирм, которые имеют косвенное отношение к российскому президенту. Хотя самого Владимира Путина в разоблачительном списке, как назло, не оказалось, однако присутствие в нем старых товарищей президента вроде Аркадия Ротенберга ожидаемо вызвало бурную реакцию. Впрочем, сам Путин неоднократно призывал российский крупный бизнес «очиститься» от офшоров и вернуться в юрисдикцию России. Причем не только исходя из интересов российской экономики, но и в силу определенных внешних рисков.

В последние годы тему офшоров Владимир Путин затрагивал неоднократно. Например, в 2011 году, еще будучи премьером, на прямой линии с россиянами он заявил:

«У нас многие компании регистрируются в офшорах и ведут открытую, легальную деятельность на территории страны как иностранные предприниматели. Да, в какой-то период времени многие уходили в офшоры, чтобы гарантировать свои интересы. Но сегодня это становится реальным ограничителем экономической деятельности и активности, не только для наших предпринимателей, но и для иностранных инвесторов. Многие из них мне прямо говорят — мы бы готовы с тем или иным предприятием работать совместно, и хотим этого, но мы не понимаем, кто конечный бенефициар, кто прячется за офшором».

Впоследствии Путин дал поручение проверить все госкомпании и выявить факты коррупции и признаки использования офшорных схем. Проверка касалась таких компаний, как «Газпром», «Транснефть», «РЖД», «Совкомфлот», «ВТБ», «Внешэкономбанк», «Росатом» и «Сбербанк». В последующие годы, уже на посту президента, Путин неоднократно возвращался к данной проблематике. В 2013 году президент заявлял, что крупные компании, выводящие свои активы из России, не смогут пользоваться государственными гарантиями и госкредитами. Кроме того, владельцев таких компаний обяжут платить дополнительные налоги.

Однако в 2014 году довольно жесткая риторика президента несколько сгладилась. Бизнесу, засевшему в офшорных юрисдикциях, была предложена амнистия капитала, который будет возвращен в родные края.

«Если человек легализует свои активы в России, он получит твердые гарантии, что его не будут „трясти“ и спрашивать о происхождении капитала, к нему не будет вопросов со стороны налоговых и иных органов. Давайте сделаем это сейчас и один раз. Происхождение денег разное, но нам надо перевернуть офшорную страницу в истории нашей экономики страны», — заявил Путин.

В ноябре 2014 года президент России подписал закон, согласно которому физические и юридические лица должны сообщать в налоговые органы о своем участии в капитале иностранных компаний.

Но, пожалуй, самое сенсационное высказывание президента на эту тему, которое по праву можно считать предвестником текущих скандалов, — прозвучало еще в далеком 2002 году. Выступая тогда в Торгово-промышленной палате РФ, Путин призвал крупный бизнес выйти из тени и объяснил подобную необходимость не только ущербом для экономики, но и возможными политическими рисками: «Не скажу, что уже завтра заморозят ваши капиталы», но «Захлебнетесь пыль глотать, бегая по судам, чтобы их разблокировать!» — предупреждал он любителей регистрировать бизнес за рубежом.

Опасения Путина начали подтверждаться, правда, спустя более десяти лет. Стоит напомнить, что в 2013 году имела место некая предпосылка «Панамы» — экономический кризис на Кипре. В качестве одной из мер борьбы с его последствиями предлагалось повысить налог на депозиты в кипрских банках. С легкой руки журналистов эту меру окрестили не иначе как «экспроприацией». Учитывая масштабы присутствия на острове российского капитала, многие эксперты расценили подобные намерения как целенаправленную атаку на российских олигархов.

«После Кипра, нынешних санкций, наш бизнес должен понять, что его интересы там ни во что не ставят. Лучшая гарантия — национальная юрисдикция, в которой есть проблемы, но мы их решаем» — вновь поднимал эту тему Путин буквально за год перед панамским скандалом.

В общем и целом очередную историю с офшорами трудно назвать сенсацией в принципе. Данное изобретение американской финансовой мысли на протяжении последних пяти десятилетий является вполне устоявшимся инструментом ведения бизнеса и неотъемлемой частью мировой экономики. Услугами стран с щадящими налоговыми режимами в той или иной степени пользуется множество крупных компаний различных стран мира. Некоторые аналитики оценивают совокупный объем офшорного капитала в $ 18,5 трлн. Это примерно на триллион больше, чем американский ВВП в 2014 году, или порядка 30% общемирового ВВП.

Кстати, крупнейшие компании США, власти которых, как недавно выяснилось, активно финансировали расследование панамских «откровений», — тоже активно пользуются услугами офшоров. По оценкам неправительственных американских организации Center for Tax Justice и U. S. Public Interest Research Group Education Fund, объем американского капитала, скрывающегося от налогообложения в офшорах, составляет $ 2,1 трлн — это сопоставимо с годовым ВВП Италии. В частности, гиганты американского IT-сектора, корпорации Microsoft, Apple и Google держат в офшорах в общей сложности порядка $ 400 млрд — целый годовой ВВП Австрии.

Кроме того, в исследовании отмечается, что в случае возврата средств крупнейшими корпорациями США в американскую юрисдикцию, государство получило бы дополнительные $ 620 млрд налоговых поступлений. Правда, тот факт, что большая часть американского бизнеса отсиживается на Бермудских островах, в Ирландии, Люксембурге и Нидерландах, позволил США избежать громких обличений в рамках панамской истории. И если уж всерьез говорить о проблеме перетока капитала из-под контроля национальных фискальных систем в офшорные юрисдикции, то возможное решение существует. Например, еще в семидесятые годы прошлого века американский экономист и нобелевский лауреат Джеймс Тобин предложил ввести «налог Тобина», призванный компенсировать трансграничные финансовые спекуляции и чистый вывоз капитала.

Однако очевидно, что реальные попытки ограничить движение капитала через офшоры не интересуют сильных мира сего. А вот борьба с российскими офшорными деньгами, или, как полагают некоторые эксперты, конкурентная борьба одних офшоров против других — это куда более безопасная цель, не угрожающая современной мировой экономике и доминирующим в ней странам.

Дмитрий Заворотный

EADaily

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *