Переводы Кержакова. Что рассказал воронежскому суду банкир о миллионах футболиста

Print More

Ленинский райсуд допросил ключевого свидетеля по делу о пропавших миллионах футболиста Александра Кержакова в четверг, 4 февраля. Бывший руководитель допофиса «Газпромбанка» Владимир Багаев дал показания по видеоконференцсвязи из Смольнинского райсуда Санкт-Петербурга. В 2014 году банковский менеджер фигурировал в деле воронежского бизнесмена Михаила Сурина как сообщник в хищении 304 млн рублей. Однако позже дело Багаева выделили в отдельное производство – о подделке документов.

Показания Владимира Багаева подкрепили версию Михаила Сурина. Тот утверждает, что футболист Кержаков инвестировал в строительство нефтеперерабатывающего завода в Панинском районе добровольно, подписывая все документы о переводе денег. Поддержал Багаев и заявления Сурина о том, что Александр Кержаков вложился в воронежский бизнес для вывода денег со счетов перед бракоразводном процессом. При этом экс-жена футболиста Мария Кержакова во время допроса воронежского суда встала на сторону игрока сборной России, заявив о раздельных счетах и брачном контракте.

О переводах в Воронеж

Стороны по делу о мошенничестве, в котором обвиняют бизнесмена Михаила Сурина, поинтересовались у Владимира Багаева о взаимоотношениях с клиентом Александром Кержаковым.

Михаил Сурин
Фото — Роман Демьяненко

Осенью 2012 года со счета Александра Кержакова в питерском «Газпромбанке» воронежскому бизнесмену Михаилу Сурину переводились деньги, которые тот вкладывал в строительство нефтеперерабатывающего завода. Футболист отрицает, что подписывал документы для переводов 304 млн рублей на счета Сурина. Нападающий сборной (и на тот момент питерского «Зенита») вкладывался в проект после знакомства в Арабских Эмиратах в январе 2011 года с воронежским депутатом Русланом Лесных. Кержакова обещали взять в совладельцы предприятия, если он инвестирует 100 млн рублей. Кержаков действительно переводил воронежцам деньги – после чего обнаружил исчезновение со своего счета в «Газпромбанке» огромной суммы. Кержаков не мог вспомнить, чтобы расписывался за эти 304 млн рублей. В хищении средств футболист заподозрил сотрудника банка Владимира Багаева и Михаила Сурина, которых по заявлению футболиста привлекли по делу о крупном мошенничестве весной 2014 года.

Осенью 2012-го Владимир Багаев руководил дополнительным офисом «Газпромбанка» на Сенной площади. У него постоянно обслуживался Александр Кержаков. Футболист лично или по телефону просил делать переводы, через два-три дня расписываясь постфактум в заявлениях. На вопрос гособвинителя Дениса Гриценко о том, был ли Кержаков VIP-клиентом, бывший банкир ответил, что никогда не отказывал людям, которые хотели работать с ним непосредственно. Багаев признал, что по деловым вопросам встречался с футболистом и за пределами отделения банка. Иногда тот подписывал в кафе бумаги на переводы.

Фото — Роман Демьяненко

– Кержаков выражал желание перевести деньги Сурину устно или по телефону. Они переводились на счета в Воронеж в полном объеме. Обо всех переводах, движениях по счетам я уведомлял Кержакова по телефону или в SMS. В документах он расписывался сам, никогда этого за него я не делал, – пояснил Владимир Багаев. – Когда я задал вопрос о договорах займа, Кержаков ответил, что их потерял. Сурин после сверки переводов прислал по электронной почте договор займа.

По словам Багаева, Кержаков говорил, что Михаил Сурин в Воронеже ждет денег. Поэтому банкиру приходилось разъяснять, что на перевод между Воронежем и Санкт-Петербургом уходит три-четыре дня, и деньги обязательно появятся на счету

 

Воронежский суд допросил бывшую жену Александра Кержакова по делу о мошенничестве

В конце декабря 2012 – январе 2013 года Александр Кержаков написал претензию в «Газпромбанк» об исчезновении со cвоего счета больше 300 млн рублей.

В судебном процессе представитель футболиста Александр Ерошенко настаивал на знакомстве с кассовыми книгами фирмы «Модуль», которой руководил Сурин. Речь шла о тех частях финансовых документов, что были скрыты от Кержакова и его представителей, в частности, о других инвесторах строительства нефтеперерабатывающего завода.

– На прошлом заседании оглашали показания воронежского футболиста Ивана Саенко. Он говорил, что вложил в «Модуль» около 150 млн рублей. Это стало одной из причин инвестиций со стороны Александра Кержакова «Модуль», – отметил Ерошенко.

В итоге судья Игорь Федотов разрешил Ерошенко и другим участникам процесса ознакомиться вне судебных заседаний с кассовыми книгами фирмы «Модуль» за 2010-2013 годы.

О версии с разводом футболиста

На заседании 4 февраля суд выяснял важный вопрос – о переводе 304 млн рублей на счета Михаила Сурина в контексте бракоразводного процесса. На следствии воронежский бизнесмен представлял версию о том, что Александр Кержаков выводил деньги со своих счетов из-за раздела имущество с женой Марией. Якобы поэтому футболист поспешил инвестировать в предприятие, чтобы не делить 304 млн рублей с супругой.

Интрига с позицией Марии Кержаковой сохранялась, пока она не дала показания в первой половине заседания. Мария заняла сторону бывшего супруга, заявив о раздельных счетах с Александром. По ее словам, она не могла претендовать на них также из-за брачного договора. Никаких денежных претензий к мужу-футболисту у нее не было.

Мария Кержакова по видеосвязи из Санкт-Петербурга
Фото — Роман Демьяненко

Адвокат воронежского бизнесмена Николай Алимкин ходатайствовал о том, чтобы зачитать в суде брачный договор Кержаковых. Мария просила не озвучивать его пункты, сославшись на закон о персональных данных.

– Мария Кержакова на заседании опровергла версию защиты о выводе средств со счета футболиста из-за раздела имущества. Свидетель заявила, что по брачному контракту муж ничего не остался ей должен, ничего не утаивал, так как была договоренность о пользовании разными счетами. О том, что средства с них, как и приобретенное во время брака имущество, не подлежат разделу, – отметил в беседе с журналистом РИА «Воронеж» гособвинитель Денис Гриценко.

Николай Алимкин
Фото — Роман Демьяненко

Во второй половине заседания экс-банкир Владимир Багаев, отвечая на вопрос адвоката Алимкина, озвучил иные данные.

– У нас был разговор с Кержаковым. Он говорил, что перевод денег Сурину является методом увода средств от раздела, так как они с Марией находятся в бракоразводном процессе, – рассказал Багаев.

О давлении на следствии

Задавая вопросы свидетелю Владимиру Багаеву, подсудимый Сурин показал свое дело о мошенничестве под новым углом. Воронежский бизнесмен, который почти два года находится под арестом, спрашивал у Владимира Багаева о давлении силовиков.

Правоохранители задержали банковского менеджера 29 мая 2014 года по делу о мошенничестве в особо крупном размере. И Сурин, и Багаев утверждают, что лично познакомились в Октябрьском райсуде Санкт-Петербурга при принятии решения об аресте. По их показаниям, до того момента банковский менеджер Кержакова общался с Михаилом Суриным лишь по телефону, исполняя поручения о переводах. Изначально следователи подозревали Багаева в сговоре с Суриным и считали их сообщниками в хищении денег со счетов футболиста. Позже ситуация изменилась.

Фото — Роман Демьяненко

– Мне вменялось то, что я подделывал подписи без ведома Кержакова и уводил средства с его счета. Обвинение строилось на этом. Кержаков подтверждал, что не контролировал расход денежных средств, но позже изменил показания, – отметил Владимир Багаев, отвечая на вопросы.

Михаил Сурин из-за решетки в Ленинском райсуде довольно подробно расспрашивал Багаева, как его вывозили к оперативнику и следователям «без адвоката». В ответ на прямые вопросы Владимир признал такие факты. Но о чем с ним беседовали силовики в кабинетах, бывший банкир говорить отказался.

– Не готов это комментировать. Надо посоветоваться с адвокатом, – признался Владимир.

– На вас оказывалось воздействие? – уточнили у Багаева.

– Да, – ответил он.

Вопросы Михаила Сурина строились так, что было ясно о неких договоренностях Владимира Багаева на следствии. Не исключено, что подсудимый намекал на то, что после бесед в кабинетах бывшего банкира вывели из дела воронежского бизнесмена и квалифицировали его действия совсем по-иному, существенно облегчив уголовную статью.

Михаил Сурин
Фото — Роман Демьяненко

Услышав показания о давлении, свои вопросы задал судья Игорь Федотов.

– Вы заявляли о давлении со стороны следствия, подавали жалобу? – уточнил он.

– Нет, не заявлял, – ответил свидетель.

– В чем выражалось давление? Вас били, угрожали?

– Не готов комментировать.

Владимир Багаев рассказал участникам воронежского процесса о своем деле. Суд в Санкт-Петербурге по делу о подделке документов (ч.1 ст. 327 УК РФ) входит в завершающую стадию – на следующем заседании начнутся прения сторон. Приговор по делу Багаева, возможно, станет определенным ориентиром для воронежского судебного разбирательства.

Источник: РИА Воронеж

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *