Вакцина для Дерипаски

Print More
Зачем в России решили бороться со смертельной лихорадкой Эбола, унесший более 11 000 жизней в странах Восточной Африки

Зачем в России решили бороться со смертельной лихорадкой Эбола, унесший более 11 000 жизней в странах Восточной Африки

Зачем в России решили бороться со смертельной лихорадкой Эбола, унесший более 11 000 жизней в странах Восточной АфрикиПрезидент Владимир Путин на заседании правительства 11 января 2016 г. сообщил о том, что зарегистрирована собственная вакцина против лихорадки Эбола. ФГБУ «ФНИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи» Минздрава России произвело 1000 доз и готово в апреле перейти к промышленному производству – 10 000 доз в месяц.

Вирус Эбола назвал одной из самых больших угроз 2014 г. президент США Барак Обама. Но в России нет природных источников этого вируса и не было эпидемий этого заболевания. В то же время многие районные поликлиники находятся в бедственном положении, не имея самого  необходимого набора лекарств и медицинских инструментов. Зачем Россия занялась борьбой со смертельной лихорадкой, выяснял «Ко».

Наши вакцины самые лучшие

ФГБУ «ФНИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи» Минздрава РФ выпустило две вакцины против вируса Эбола – «Гам-Эвак» и «Гам-Эвак комби». На разработку ушло всего полтора года. Так быстро вакцины были получены, потому что Минобороны с 1976 г. хранило штаммы вируса. Генерал Александр Махлай, начальник военного вирусологического центра в Сергиевом Посаде (Загорск‑6), получил звание Героя России за создание вакцины против вируса Эбола в 1995 г. Впрочем, Кен Алибек и Стивен Хендельман в своей книге «Осторожно! Биологическое оружие!» утверждают, что вакцина не была эффективна. Кен Алибек, или казах Канатжан Алибеков, участвовал в разработке биологического оружия в СССР, в 1992 г эмигрировал в США. Однако, по словам директора ФНИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи Александра Гинцбурга, разработки генерала Махлая позволили Институту Гамалеи быстро сделать две вакцины против лихорадки Эбола.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова демонстрирует вакцину против лихорадки Эболы.Фото: ТВЦ

В начале февраля 2016 г. «Гам-Эвак» и «Гам-Эвак комби» будут запатентованы и представлены Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Женеве, а в течение этого года продолжатся клинические испытания препаратов. Но, как и вакцины, созданные крупными иностранными фармацевтическими компаниями, российская пока не получила одобрения для клинического использования.

Как заявила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, «Гам-Эвак комби» уникальна и не имеет аналогов в мире, она способна настолько стимулировать иммунитет, что может лечить и СПИД. Американская вакцина компании Merck и британская вакцина компании GlaxoSmithKline уступают ей в эффективности в несколько раз. У Института Гамалеи есть собственное производство, организованное по всем требованиям международных стандартов GMP.

Москва в опасности?

Впрочем, как выглядит это производство, никто из СМИ толком не показал, если не считать кадров, где два человека в защитной одежде совершают таинственные манипуляции с колбами. Стоит напомнить, что штамм вируса Эбола, с которым работал военный вирусологический центр в Сергиевом Посаде, находился в закрытом военном городке, в который никто не мог попасть, кроме его сотрудников. Институт Гамалеи расположен в густонаселенном жилом районе Москвы и вряд ли может похвастаться серьезной охраной. Кроме того, это один из самых экологически чистых и зеленых уголков столицы – возле метро «Щукинская», рядом с пляжами Москвы-реки, где любят отдыхать горожане.

В департаменте общественного здоровья и коммуникаций Минздрава РФ на вопрос «Ко», опасно ли производить вакцины против смертельного вируса на территории города, ответили, что «непосредственно на территории ФНИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи работа проводится только с генно-инженерным материалом, который абсолютно безопасен и сам по себе не может вызвать заболевания. Никакие работы с самими штаммами вируса (возбудителями) в институте не ведутся. Исследования со штаммами вируса Эбола велись в закрытой и хорошо охраняемой специальными войсками лаборатории за пределами населенных пунктов, согласно правилам безопасности работы с биологическим материалом».

«Риск, безусловно, есть, но набор требований к безопасности и контроль так серьезны, что нет оснований опасаться. В Москве работают и другие фармпредприятия (например, НПО «Микроген»), которые хранят микроорганизмы 1–2‑го классов опасности, – говорит Иван Глушков, заместитель гендиректора Stada CIS. – 10 000 доз в месяц – это небольшое производство, для него требуется помещение площадью около 250 кв. м и 2– 3 установки небольшой емкости.  Для сравнения: на наших линиях производится 7200 упаковок препаратов в час».

Но на вакцине Институт Гамалеи останавливаться не собирается. По словам Александра Гинцбурга, через год-полтора он выпустит лекарство против лихорадки Эбола.Фото: Медиазор

Себестоимость вакцины у Института Гамалеи – 12 000–14 000 руб., как сообщил Александр Гинцбург. Но на международный рынок вакцины выйдут по другой цене. Средний бюджет производства инновационной вакцины в «большой фарме» – от $300 млн до $1 млрд. Институт Гамалеи потратил намного меньше, впрочем, бюджет разработки Минздрав не разглашает. Вклад России в международные усилия по противодействию распространению болезни, вызванной вирусом Эбола (БВВЭ), составляет около $60 млн,  по данным  Роспотребнадзора, еще $8 млн Россия выделит для устранения последствий Эболы. На клинические испытания к настоящему времени выделено 144,5 млн руб., согласно «Контур.Фокус». Испытания были проведены на обезьянах и 90 здоровых добровольцах. Их продолжат, в том числе и в Гвинее, где в них будут участвовать тысячи добровольцев. Испытания финансируются из федерального бюджета. Пока что клинические исследования российской вакцины явно далеки до завершения. Для сравнения: Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) по состоянию на январь 2015 г. вакцины, созданные GlaxoSmithKline и Merck, протестировала на 27 000 человек.

Наш человек в Гвинее

«На нашем рынке, к счастью, нет необходимости, чтобы эта вакцина существовала, – говорит Вероника Скворцова, – хотя россияне должны быть уверены, что у нас есть все, что нужно для борьбы с инфекциями». «В России нет источника вируса Эбола в виде его природного очага. Он находится в Западной Африке», – утверждает микробиолог Михал Супотницкий. Именно поэтому в России не было эпидемий смертельной лихорадки. Выходит, россиянам эта вакцина в промышленных масштабах, оправдывающих работы по ее созданию и испытаниям, не нужна. Но ФНИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи собирается производить вакцину крупными партиями.

Объявление о собственной вакцине против вируса Эбола совпало с визитом в Россию министра Гвинеи по вопросам инвестиций и государственно-частного партнерства Ибраима Кассори Фофана. Он вел переговоры о поставках вакцины в свою страну и встречался с главой Роспотребнадзора Анной Поповой в присутствии представителей компании «Русал». Институт Пастера в Гвинее выразил желание провести клинические испытания российской вакцины. Россия уже помогала Гвинее в борьбе с эпидемией в 2014–2015 гг.

Дело в том, что в Гвинее у владельца «Русала», российского миллиардера Олега Дерипаски, боксито-глиноземный комбинат во Фрие, компания бокситов в Киндии (CBK) и Гвинейская строительная компания (CGG). Эти глиноземные комбинаты добывают бокситы, необходимые для изготовления алюминия, крупнейшим производителем которого является «Русал». «Русал» – также крупнейший продавец бокситов. Когда началась эпидемия лихорадки Эбола, «Русал» практически сразу закупил и передал Министерству здравоохранения республики партию медицинских препаратов и санитарно-профилактических средств, обеспечил деятельность специальной противоэпидемической бригады Роспотребнадзора и мобильной исследовательской противоэпидемической лаборатории в Гвинее. В январе 2015 г. «Русал» построил Центр микробиологических исследований и лечения эпидемиологических заболеваний в гвинейском городе Киндия для борьбы с лихорадкой Эбола, потратив более $10 млн.

Стоить напомнить, что у «Русала» был конфликт с властями Гвинеи, которые считают, что Олег Дерипаска заплатил слишком мало за бокситовый комбинат во Фрие. Когда в 2010 г. «Русал» выходил со своими акциями на Гонконгскую биржу, правительство Гвинеи потребовало часть суммы от первичного размещения бумаг. «Эта сумма причитается Гвинее с «Русала» в виде частичной компенсации за нанесенный стране ущерб», говорилось в специальном обращении правительства республики к руководству Гонконгской биржи.

Еще в 2006 г. Гвинейский арбитражный суд по иску правительства страны объявил недействительной сделку о продаже «Русалу» бокситово‑глиноземного комплекса во Фрие.Фото: Известия

Дерипаска приобрел этот комплекс – одно из крупнейших предприятий отрасли в мире – всего за $19 млн, в условиях тяжелого политического кризиса конца правления полковника Лансаны Конте. После его смерти новые власти Гвинеи захотели вернуть комбинат в государственную собственность. Спор рассматривался в международных судах. Дерипаске удалось уладить конфликт, он крупнейший иностранный инвестор в Гвинее.

Таким образом, единственной реальной причиной борьбы с экзотической инфекцией для России стала необходимость защищать гвинейцев и россиян, трудящихся на бокситовых рудниках «Русала».

Наталья Кузнецова

Компания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *