«Повезло, что летели налегке»

Print More
Тверской летчик Алексей Кременчуков сумел посадить тяжелый Ил-76, ставший неуправляемым из-за халтуры на ремонтном заводе в Старой Руссе

Тверской летчик Алексей Кременчуков сумел посадить тяжелый Ил-76, ставший неуправляемым из-за халтуры на ремонтном заводе в Старой Руссе 

Тверской летчик Алексей Кременчуков сумел посадить тяжелый Ил-76, ставший неуправляемым из-за халтуры на ремонтном заводе в Старой Руссе Разработанный 45 лет назад четырехдвигательный Ил-76, знаменитый во всем мире грузовой самолет, еще долгие годы будет оставаться основой Военно-транспортной авиации (ВТА) России, а его многочисленные модификации — применяться для решения самого широкого круга задач.

Однако не так давно в ВТА появился летчик с уникальным опытом полетов, для которых эта машина вовсе не предназначена: сразу с двумя отказавшими двигателями. Тверскому летчику подполковнику Алексею Кременчукову, который участвовал в десантировании грузов на Северный полюс и водил группу Ил-76 на параде над Красной площадью, спасать неуправляемую машину и экипаж из семи человек пришлось дважды, и оба раза — по причине отказа техники.

Случай, который произошел на аэродроме Мигалово 14 апреля 2015 года, почти не освещался в центральных СМИ. Хотя о возможных последствиях серьезного авиационного инцидента, не закончившегося катастрофой лишь благодаря грамотным действиям экипажа, можно только догадываться.

В тот день Ил-76МД с экипажем из семи человек под управлением Кременчукова выполнял тренировочный полет для имитации слива воды над очагом пожара. Правда, воды тогда на борту не было и самолет должен был лететь пустым. В момент отрыва носовой стойки, когда скорость самолета уже превышала 200 км/ч, машину стало резко уводить вправо, одновременно с этим появился и правый крен. Прекращать взлет было поздно: на земле находились другие самолеты и аэродромные постройки. Поэтому, оценив ситуацию, командир экипажа принял решение продолжить взлет и методом исключения искать причины отказа и пытаться посадить неуправляемый самолет.

Уже в воздухе Кременчуков решил попробовать выправить самолет, работая «разнотягом» двигателей. Для этого экипаж вывел оба левых двигателя на малый газ, а правым двигателям дал взлетный режим.

Это позволило создать несимметричную тягу и тем самым скомпенсировать разворачивающий момент, созданный заклинившим рулем.

Бустер АРМ-62Т

Бустер АРМ-62Т

В процессе полета выяснилась причина сильного крена: стрелок из кормовой кабины доложил, что руль направления полностью отклонен вправо. При этом на отклонение педалей самолет не реагировал, штурвал был отклонен максимально влево. Тогда экипаж отключил бустер — находящийся в хвостовой части самолета гидроусилитель, который посредством тяг и качалок отклоняет руль направления. Это вернуло руль направления в нейтральное положение. Борьба за управление воздушным судном в воздухе продолжалась около восьми минут, за это время Ил-76 сделал три виража, и после восстановления контроля экипаж благополучно посадил самолет.

Уже на аэродроме быстро поняли причину отказа, скрывалась она в злополучном бустере. То, что увидели проверяющие, их сильно удивило:

один из болтов, которым крепилась тяга руля, просто вывалился вместе с гайкой.

Сразу стало ясно, что это результат халтурной работы на заводе, в результате чего произошел опасный отказ техники, подобных которому не было в истории эксплуатации надежных Ил-76. Дело в том, что болт, которым крепится тяга, должен быть зашплинтован (крепление гайки и болта при помощи специальной проволоки — шплинта) — это стандартная процедура, не позволяющая гайке открутиться в процессе эксплуатации.

Выяснилось, что техник, крепивший тягу, установил более короткий болт, гайка закрыла отверстие, и фиксирующий ее шплинт попросту забыли поставить.

Как стало известно «Газете.Ru», произошло это во время ремонта на 123-м авиаремонтном заводе в Старой Руссе за несколько месяцев до инцидента. Все это время самолет летал, незакрепленная гайка медленно раcкручивалась и окончательно открутилась в момент взлета.

Тверской летчик сумел посадить тяжелый Ил-76, ставший вдруг неуправляемым из-за халтуры на ремонтном заводе.

Тверской летчик сумел посадить тяжелый Ил-76, ставший вдруг неуправляемым из-за халтуры на ремонтном заводе.

 

На предварительном старте экипаж проверил отклонение рулевых поверхностей, все работало как надо. Средства объективного контроля позднее показали, что отрыв гайки произошел непосредственно в момент разбега на скорости 80 км/ч, а самолет резко повело вправо лишь при отрыве передней стойки от ВПП.

«Случай редкий, и статистика показывает, что подобных отказов, когда техник на заводе при ремонте допустил такую ошибку, но никто этого не заметил, почти не бывает. Ведь там двойная, тройная проверка, в ней участвуют начальник по цеху, главный инженер, который подписывает и допускает воздушное судно к полету. Конструкция [шплинта] направлена на защиту от дурака, даже если случайно что-то произошло, ты сам это увидишь без всяких сложных диагностик», — рассказал «Газете.Ru» представитель государственного центра «Безопасность полетов на воздушном транспорте».

«Повезло, что это произошло у меня, в хорошую погоду и мы летели налегке. Летел бы самолет с водой (42 т), как это планировалось на следующий день, вероятно, все закончилось бы плачевно», — рассказал летчик Кременчуков «Газете.Ru».

Дело в том, что опыт полета с двумя выключенными двигателями, который помог выправить самолет, Кременчуков приобрел в ходе другого серьезного инцидента, проиcшедшего всего за четыре месяца до отказа в Мигалово. В декабре 2014 года при взлете с аэродрома в Моздоке у Ил-76 на высоте всего 120 м произошло разрушение лопаток второго двигателя, после чего бортинженер в условиях болтанки и ночного полета ошибочно выключил работающий первый двигатель (он был за это уволен).

С большим трудом тогда экипажу удалось набрать высоту круга и успешно посадить самолет на аэродроме вылета.

Кстати, в этот раз экипажу Кременчукова повезло еще в одном. Эксперты уверены, что, открутись гайка уже в полете и на высокой скорости, самолет от опрокидывания было бы не спасти.

Кто и в каком состоянии поставил нештатный болт в ключевом узле самолета, какова была должность сотрудника и стаж работы и, главное, как бустер мог нерадиво и без проверки быть установлен на самолет, на заводе в Старой Руссе тщательно скрывают.

Известно лишь, что этот сотрудник был уволен, а все дежурные смены наказаны финансово.

«В связи с инцидентом силами авиаремонтного предприятия проведены целевые осмотры и проверки всего парка самолетов Ил-76 всех модификаций — как находящихся в эксплуатации, так и в ремонте. Аналогичных неисправностей не обнаружено, — пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе Объединенной авиастроительной корпорации. — На самом предприятии проведены мероприятия по проверке знаний сотрудников соответствующего цеха. Также проведены соответствующие мероприятия, направленные на исключение аналогичных ошибок и нарушений технологии ремонта исполнителями путем введения многоступенчатого контроля. Виновные понесли наказание — от рядовых исполнителей до руководства цеха».

И хотя случай в Мигалово формально относится к серьезным авиаинцидентам, он не привел к более серьезной аварии или катастрофе только благодаря действиям экипажа. Поэтому куда более серьезные выводы после этого случая сделали в самой ВТА.

По сути, военные теперь вынуждены перепроверять каждый Ил-76МД, вернувшийся с заводского ремонта.

Из технологии регламентных работ аналогичного самолета Ил-76Т

Из технологии регламентных работ аналогичного самолета Ил-76Т

 

«После апрельского случая во всех полках ВТА была разработана специальная карта осмотра самолетов Ил-76, которые приходят с ремонтных заводов. Если раньше самолет приходил и на нем сразу начинали летать, то теперь его загоняют в ТЭЧ (технико-эксплуатационная часть. — «Газета.Ru») и начинают осмотровые и дефектационные работы — смотрят все тяги, шплинты и так далее.

Объем работ очень большой — от трех недель до полутора месяцев», — рассказал «Газете.Ru» источник в ВТА.

Оба отказа высветили еще одну проблему. Традиционно авиационные происшествия и инциденты в российской гражданской авиации расследуются МАКом и Росавиацией, и результаты этих расследований предаются огласке.

В военной же авиации расследования подобных случаев почти никогда широко не обнародуются.

Кстати, за апрельское спасение экипажа и боевой машины летчик Кременчуков не получил ни повышения, ни обещанных наград. Повышение с майора до подполковника и назначение командиром эскадрильи состоялось еще 6 апреля в плановом порядке, за неделю до инцидента. А в сентябре 2015 года из рук министра обороны Сергея Шойгу летчик получил награду — звезду из стекла повышенной прочности с надписью «Лучший». Вручена она была за первую посадку на двух двигателях в Моздоке.

Опыта, который получил, сам того не желая, подполковник Кременчуков, не имеет никто из летчиков ВТА, много летавших по миру.

Опыта, который получил, сам того не желая, подполковник Кременчуков, не имеет никто из летчиков ВТА, много летавших по миру.

 

Павел Котляр

Газета.Ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *