Михаил Гуцериев: больше чем поэт

Print More
Михаил Гуцериев

Путь Михаила Гуцериева из грузчиков в миллиардеры 

Михаил ГуцериевПоэт, музыкант, спортсмен-десятиборец, благотворитель, банкир, промышленник, нефтяник. Энергичный 57‑летний миллиардер Михаил Гуцериев занимается всем, что ему нравится. В 2016 г. он планирует вывести на IPO свое главное детище – корпорацию «Русснефть».  Компания и Гуцериев шли к этому почти 15 лет. Она выросла из скромной «дочки» «Славнефти», объединила добывающие и перерабатывающие мощности десятков предприятий, выжила после сурового столкновения с властями и теперь пытается устоять в крайне неблагоприятных условиях современного нефтяного рынка.

Депрессия черного золота

России придется сокращать добычу нефти на 20 млн т ежегодно. Фактически это значит, что в стране каждый год будет умирать по одной небольшой нефтяной компании. С таким мрачным предновогодним прогнозом 8 декабря выступил глава «Русснефти» Михаил Гуцериев. По его словам, отрасль окажется в черной депрессии, если правительство повысит налоговую нагрузку.

Недовольных фискальными мерами Минфина становится все больше. Осенью предприниматели обратились с письмом к президенту и попросили не повышать НДПИ (был среди них и глава «Газпром нефти» Александр Дюков, подробнее см. «Ко» № 866 (38) от 19.10.2015, «Герцог Арктики»). Налог не тронули, зато заморозили экспортную пошлину на уровне 42% (изначально планировалось ее снижение до 36%). По оценке главы Минэнерго Александра Новака, данная мера принесет в бюджет 2016 г. 133 млрд руб. Власти и нефтяники сыграли вничью. Особенно с учетом того, что министр финансов Антон Силуанов хотел снять сливки объемом 609 млрд руб. за счет увеличения НДПИ.

«Год – и нет «Татнефти», еще год – нет «Русснефти», каждый год – по 15–20 млн т» – так Гуцириев обрисовал перспективы отрасли в случае сохранения цен на нефть ниже $50 и ужесточения налогового режима.

Старший аналитик нефтегазового сектора Arbat Capital Виталий Громадин считает, что у рынка сейчас нет интереса к небольшим компаниям. «Им стало еще сложнее существовать в тени гигантов», – полагает он и поясняет, что для них доступны лишь трудноизвлекаемые запасы черного золота. «Если государство окажет поддержку, появятся перспективы. Но вероятность этого сейчас выглядит незначительной», – комментирует Виталий Громадин.

Впрочем, причин для сильного волнения у Михаила Гуцериева не так уж и много. Ведь в его руках не только «Русснефть». Миллиардер занимается углем, строительством, финансами, присутствует даже на музыкальном рынке. За короткий срок медведевского президентства россияне усвоили, что важнейшей задачей для экономики является диверсификация. Власти пока недалеко продвинулись в ее решении, но Гуцериев усвоил урок хорошо. Даже если вся отечественная «нефтянка» прикажет долго жить, он сможет зарабатывать в совершенно иных секторах, не связанных с сырьем.

Но «Русснефть» остается самым интересным и дорогим активом Гуцериева. По его собственной оценке, в 2016 г. стоимость корпорации составит $18 млрд (данные на май 2014 г., тогда за доллар давали 34 руб.). Но главное не цена, а модель предприятия – оно входит в группу компаний второго эшелона. Учитывая высокую концентрацию рынка – а он поделен между корпорациями-гигантами, – «Русснефти» приходится играть на чужом поле по чужим правилам.

Справка

В 2014 г. «Русснефть» заняла 10‑е место в списке российских компаний по уровню добычи. Корпорация произвела 17 млн т черного золота, или 3,2% от общего показателя по стране (526,7 млн т). Прирост составил 1,5 млн т. Для сравнения: лидер отрасли – «Роснефть» – добыл 190,9 млн т. «Русснефть» также качает газ – 2,3 млрд куб. м в 2014‑м (+50 млн куб. м за год). Доля предприятия Михаила Гуцериева на газовом рынке – 0,4% (всего в России в прошлом году было добыто 640,2 млрд куб. м, 443,9 млрд куб. м – «Газпромом»). Запасы нефти компании оцениваются в 765 млн т, голубого топлива – в 177 млрд куб. м. По последним данным, в «Русснефть» входит 45 добывающих организаций, она работает на 167 месторождениях, присутствует в 26 российских регионах, а также в Белоруссии и Азербайджане.

Не «Роснефть», но все же

Появилась «Русснефть» в 2002 г. Для российского рынка доселе невиданный случай: предприятие родилось не в результате приватизации госсобственности и залоговых аукционов, а после консолидации активов разных структур. В основу новой компании легла «Варьеганнефть» – «дочка» «Славнефти», которой руководил Гуцериев. В 2002 г. «Славнефть» ушла под крыло «Сибнефти» (сейчас – «Газпром нефть»), основанной Борисом Березовским, а Михаил Гуцериев создал «Русснефть». В процессе поучаствовал швейцарский трейдер Glencore – он выдавал кредиты под залог акций будущей компании.

В 2004 г. «Русснефть» за счет объединения нескольких дочерних предприятий вошла в десятку крупнейших нефтяных корпораций с производством в 10 млн т. В следующем году Михаил Гуцериев решил сыграть по-крупному: из относительно скромной добывающей компании он захотел создать вертикально интегрированную корпорацию. С этой целью он купил два НПЗ – Орский (у ТНК-BP), и «Краснодарэконефть». Их суммарная мощность переработки достигала 10 млн т (как раз столько, сколько тогда добывала «Русснефть»).

Вообще, 2005‑й стал для Гуцериева годом большого шопинга – предприниматель брал все, что плохо лежало. Поскольку в актив вошли крупные НПЗ, расширилась сеть заправок – к двум сотням уже имевшихся АЗС прибавилось еще 102. Также «Русснефть» приобрела у ТНК-BP компании «Саратовнефтегаз», «Оренбургнефтепродукт» и «Нефтемаслозавод». Сумма каждой сделки не раскрывалась, но Михаил Гуцериев говорил, что всего было потрачено $1 млрд. По версии Forbes, состояние бизнесмена в 2005 г. достигало $730 млн.

«Компания проводит последовательную политику консолидации активов, выстраивая вертикально интегрированную структуру», – отмечает руководитель проектов практики «Инфраструктура» консалтинговой группы «НЭО Центр» Михаил Товмасян. С точки зрения ресурсного потенциала, обеспеченности запасами и перспектив развития наиболее привлекательными являются следующие активы – ОАО «НАК «Аки-Отыр», ООО «Белые ночи», ОАО «Саратовнефтегаз», ОАО «МПК «Аганнефтегазгеология», ОАО «Варьеганнефть», продолжает эксперт.

Главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова также включает НАК «Аки-Отыр» в список наиболее привлекательных активов «Русснефти». Компания была интегрирована в структуру Гуцериева в 2005 г. «А в конце 2014 г. НАК «Аки-Отыр» приобрел 100% ЗАО «Ханты-Мансийская нефтяная компания». В итоге оба актива позволяют «Русснефти» вести добычу на территории ХМАО. Они обеспечивают производство 2 млн т в год, или 12% от совокупной добычи «Русснефти», – комментирует она.

К 2006‑му «Русснефть» стала международной корпорацией. Правда, возможности для экспансии были ограничены, так что далеко от родины она не отошла. Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) договорилась с «Русснефтью» о совместной добыче на месторождении Зых-Говсаны (небольшой участок, запасы оцениваются в 12 млн т). В том же году был модернизирован Орский НПЗ, что позволило увеличить его мощность на 30%.

Казалось бы, идут обычные бизнес-процессы – «Русснефть» расширяется, увеличивается ее присутствие на рынке, деньги вкладываются в развитие инфраструктуры и тратятся на приобретение необходимых активов. Но тут у Гуцериева начались серьезные проблемы – на него обратил внимание замглавы администрации президента, председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин. А за компанию с ним – и силовики всех мастей.

С песней по жизни

Михаил Гуцериев никогда не хотел идти на конфронтацию с властью. Всю жизнь он старался не конфликтовать с ее представителями, предпочитая работать тихо. Будущий миллиардер родился в 1958 г. в Казахстане. Его карьера началась в столице Чечено-Ингушской автономии – городе Грозном. Здесь в 1975 г. он устроился грузчиком на одной из овощных баз. Через шесть лет Гуцериев окончил Джамбульский технологический институт легкой и пищевой промышленности (специальность – «Технология кожи и меха») и вернулся в Грозный. Стал работать в Грозненском производственном объединении Минместпрома РСФСР. За четыре года он превратился из инженера-технолога в гендиректора предприятия. Тем временем в СССР началась перестройка, а вместе с ней – путь Михаила Гуцериева в бизнес. Начинающий предприниматель основал совместную компанию с итальянцами – мебельную фабрику «Чиитал». Затем был создан местный кооперативный банк. И тут впервые в жизни Гуцериев столкнулся лицом к лицу с неприятной политической реальностью. В 1992 г. власть в регионе перешла к Джохару Дудаеву. Запахло войной. Гуцериев бросил бизнес и перебрался в Москву.

В этом же году он заложил фундамент под все свои будущие начинания, создав промышленно-финансовую компанию «Банк инвестиций и инноваций» (БИН), многие называют организацию «Банком ингушского народа», поскольку сам Гуцериев – ингуш. Дальше дела пошли в гору.

Предприниматель успел побывать депутатом Госдумы (сперва от ЛДПР, затем – как одномандатник), заместителем председателя нижней палаты парламента. Курировал вопросы, связанные с конфликтом на Кавказе. Параллельно окончил Финансовую академию при правительстве (специальность – «Финансы и кредит»), РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина («Техника и технология нефтегазового дела»), Санкт-Петербургский юридический институт («Гражданское право»). Получил степень доктора экономических наук в РЭА им. Г.В. Плеханова. На середину девяностых и начало нулевых приходится пик активности Гуцериева. Иногда складывается впечатление, что один человек не в состоянии успешно закончить столько дел.

В 2001 г., например, он стал членом Российской академии естественных наук. Впрочем, это все же не РАН. Настоящие академики (например, астроном Юрий Ефремов или физик Виталий Гинзбург) часто критикуют РАЕН. Вместе с Гуцериевым в РАЕН состоят или состояли весьма интересные личности. Вспомним Виктора Петрика – изобретателя фильтров для воды (на их упаковке гордо значилось: проект партии «Единая Россия» «Чистая вода»; а назывались они просто и незатейливо – «Шойгу»), которые ничего не фильтровали. Или же астролога (не астронома!) Григория Квашу. Воскреситель Григорий Грабовой также был «академиком», пока не сел за мошенничество. Ну и так далее.

За год до получения «корочек» РАЕН Михаил Гуцериев оставил законодательную власть и возглавил «Славнефть». В 2002‑м – основал «Русснефть». В 2003‑м был избран президентом Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих предприятий («Ассонефть») и занимал пост несколько месяцев.

Гендиректор «Ассонефти» Елена Корзун раньше работала с Гуцериевым и вспоминает о нем с теплотой. «Это потрясающий человек, горжусь знакомством с ним», – отметила она вбеседе с «Ко». Елена Корзун утверждает, что глава «Русснефти» – талантливая, харизматичная личность, наполненная позитивной энергией. «Его девиз: пионер, не теряй ни минуты», – продолжает гендиректор «Ассонефти». Им Гуцериев пользуется и в личной, и в профессиональной сферах. Миллиардер занимается не только бизнесом – он пишет музыку и стихи. «Из 45 лягушек Гуцериев сделал одного крокодила», – говорит Корзун о процессе превращения «Русснефти» в вертикально интегрированную компанию и называет такой опыт уникальным для России. Но работать с Михаилом Гуцериевым было сложно, вспоминает она: «С ним не расслабишься. Он очень требователен к окружающим и к себе. Но это одновременно и интересно».

В середине нулевых бизнесмен сфокусировался на развитии «Русснефти». И все было хорошо до конца 2006 г. То, что случилось дальше хорошо проиллюстрировано в одном из стихотворений самого Гуцериева. Вот несколько строк: «Держи удар, не падай, не кричи. Ответ жестокий, лучше сразу. Плати, уйди, от своры псов беги! И это лучше, чем сидеть на нарах».

Лондон, или Туда и обратно

В ноябре 2006 г. против «дочек» «Русснефти» («Нафта-Ульяновск», «Ульяновскнефть» и «Аганнефтегазгеология») возбудили уголовное дело за добычу сверх установленных лимитов на лицензионных участках. По версии следствия, компании получили лишний доход в 5 млрд руб. Уже через два месяца силовики начали проверять «Русснефть» – они подозревали, что корпорация не отчисляет положенные налоги в бюджет. В феврале 2007 г. Михаилу Гуцериеву предъявили обвинение по ст. 199 Уголовного кодекса «Уклонение от уплаты налогов с юридического лица в особо крупном размере» (в 2005‑м олигарх Михаил Ходорковский сел на девять лет как раз по этой статье, плюс ему вменили растрату и мошенничество). Налоговая инспекция хотела получить от бизнесмена 17,1 млрд руб. В апреле она обвинила Гуцериева в продаже акций «Русснефти» по заниженной цене с целью уклонения от налогов. В мае ему предъявили незаконное предпринимательство. Проблемы нарастали как снежный ком.

В середине года Михаил Гуцериев в открытом письме объявил о «беспрецедентном давлении» властей, под влиянием которого он вынужден расстаться с «Русснефтью». До публикации воззвания бизнесмен договорился о продаже компании Олегу Дерипаске. После появления письма Лефортовский суд Москвы арестовал 100% акций «Русснефти». Таким образом, факт государственного давления косвенно подтвердился. Чтобы не сидеть на нарах, Гуцериев уехал в Лондон.

Его беды начались еще в 2005 г. По некоторым данным, Игорь Сечин якобы подготовил список нефтяных компаний России с крупнейшими запасами черного золота. По показателю «резервы – тонна добычи» «Русснефть» оказалась на первом месте. Сечин показал документ президенту Владимиру Путину на заседании Совбеза. Глава государства был возмущен. Тогда его сильно волновал данный вопрос – стоит вспомнить хотя бы знаменитую перепалку с Ходорковским. В 2003 г. на встрече Путина с членами РСПП олигарх зачитал доклад о коррупции. В ответ президент заявил, что у ЮКОСа есть обширные запасы углеводородов, а у «Роснефти» их нет. Владимир Владимирович намекнул, что получены эти запасы не совсем законным путем. Что было дальше, всем известно. Добрались и до Гуцериева – ему предложили поделиться добывающими мощностями и резервами. Но тот отказался, и в игру вступили налоговые органы и силовики.

Из лондонского изгнания Гуцериева вернул Герман Греф. Президент Сбербанка руководствовался двумя мотивами. Во‑первых, он считал, что люди вроде основателя «Русснефти» нужны в России для развития экономики. Во‑вторых, компания Гуцериева перешла под контроль самого большого должника «Сбербанка» – «Базэла» Олега Дерипаски. Предприятие было закредитовано примерно на $30 млрд, 10% от этой суммы приходилось на «Русснефть». «Базэл» испытывал сложности с обслуживанием обязательств – на дворе как раз бушевал кризис. А для Сбербанка такой должник был тяжким грузом. И тут на связь вышел Гуцериев. Он предложил следующую схему: «Русснефть» возвращается к нему, долг компании гасится за счет его кошелька, Дерипаска получает $600 млн. Все ударили по рукам. Помог и глава АФК «Система» Владимир Евтушенков (позднее, осенью 2014 г., на него тоже «наехали»; в итоге бизнесмен лишился «Башнефти», но остался на свободе), купивший 49% акций «Русснефти» за $100 млн. К середине 2010 г. все обвинения с Гуцериева были сняты с формулировкой «Отсутствие в деянии состава преступления в связи с изменением законодательства» (президент Медведев очень кстати для миллиардера подписал акт о смягчении наказания за экономические преступления). «Русснефть» полностью вернулась к основателю в 2013‑м после выкупа доли «Системы» за $1,2 млрд. «С тех пор у компании не возникало непреодолимых препятствий при работе с государством. Быть частным добытчиком и не иметь ни политических амбиций, ни каких-то других проблем – это главное, что ценится в сегменте независимых нефтяных компаний», – говорит директор аналитического департамента инвесткомпании «Golden Hills – Капиталъ АМ» Михаил Крылов.

По информации Forbes, состояние Михаила Гуцериева на конец 2015 г. оценивается в $2,4 млрд. Все активы объединены в группу «БИН», которой владеет сам Гуцериев, его младший брат Саит-Салам и племянник Микаил Шишханов. Причем различные предприятия и организации поделены между ними в строгих пропорциях: 51% – у Гуцериева-старшего, по 24,5% – у Гуцериева-младшего и Шишханова. Кроме нефтяного и банковского дела, семья занимается музыкальным бизнесом. Ей принадлежит несколько радиостанций, среди них – «Шансон», «Радио Дача», Love Radio. Разумеется, они постоянно крутят песни звезд российской эстрады – Стаса Михайлова, Григория Лепса, Александра Буйнова и многих других, – слова к которым написал Михаил Гуцериев.

О конфликте с властью бизнесмен публично не вспоминает. Но в том же стихотворении о побеге от «своры псов» говорится: «Обман раскрыл – не покажи досады. Врагу двумя руками руку пожимай…»

Под бременем долгов

Михаил Гуцериев делает большие ставки на «Русснефть». В 2016 г. он планирует присоединить к ней компанию «Нефтиса» (85 месторождений, 225,7 млн т запасов нефти), а затем выйти на IPO. Благодаря слиянию с «Нефтисой» добыча «Русснефти» может вырасти до 24 млн т в год, а это приблизит корпорацию Гуцериева к «Татнефти» и даже к «Газпром нефти», сообщает Екатерина Крылова.

2014 г. «Русснефть» закончила с чистым убытком в $1,83 млрд. Из-за падения стоимости нефти за год он вырос в восемь раз. Выручка сократилась на 39% – с $6,37 до $3,88 млрд. «Цель компании – занять место в тройке лидеров среди частных нефтедобывающих компаний России», – сказано в отчете корпорации за прошлый год. Эксперты сомневаются, что в ближайшей перспективе она будет достигнута.

«Реализация указанной цели потребует серьезных инвестиций на воспроизводство минерально-сырьевой базы (проведение геологоразведочных работ), расширение производственной базы (бурение новых скважин, применение методов увеличения нефтеотдачи), развитие инфраструктуры», – комментирует Михаил Товмасян. С учетом текущей конъюнктуры мирового рынка нефти и ограниченного доступа к рынкам капиталов, необходимо тщательное планирование инвестиционного процесса, предупреждает он.

«Учитывая затягивающуюся фазу низких цен на нефть и высокое налоговое бремя для нефтяников в России, достигнуть всего этого будет сложно», – говорит в свою очередь Екатерина Крылова. Ключевая проблема «Русснефти», по ее мнению, – высокая долговая нагрузка. «На конец 2014 г. долг компании по кредитам, займам, векселям и накопленным процентам составлял $5,3 млрд. В ноябре 2015 г. «Русснефть» снизила долговую нагрузку до $2,3 млрд, конвертировав $3 млрд задолженности в акции, перешедшие к трейдеру Glencore. В результате доля трейдера в «Русснефти» составила 46%, Михаила Гуцериева – 54%», – рассказывает она.

Аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов указывает еще на одну сложность. Он отмечает, что «Русснефть» страдает от отсутствия новых месторождений в России. «Ей, как и другим нефтяным компаниям, особо некуда расширяться», – поясняет он. Страна уже изучена вдоль и поперек, каких-то заметных участков, на которые могла бы претендовать «Русснефть», нет. «Условно свободными остаются лишь месторождения на шельфе северных морей, которые очень сложно и дорого разрабатывать», – утверждает Дмитрий Лукашов.

Да, в этот раз Михаил Гуцериев, оправившийся от «беспрецедентного давления» властей, столкнется с сильным давлением нефтяного рынка. Учитывая положение «Русснефти» – ухудшение финансовых показателей и растущую долговую нагрузку, – встреча с новой реальностью может оказаться крайне трудным испытанием. Но, в отличие от государства, пытавшегося в 2005 г. разобраться с ним по-своему, Гуцериев держит деньги в разных корзинах, а не только в нефтяной. В любом случае писать стихи он сможет всегда.

Марат Граут

Компания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *